СтраницаТрубецкое

Трубецкое княжество во второй половине XV - начале XVII веков. Брянщина.

Трубецкое (Трубчевское) княжество было самым маленьким по тер­ритории уделом Брянского края. Судя по Любецкому синодику, после монголо-татарского нашествия в Трубече продолжали княжить потомки «Буй-Тура» Всеволода - внук Андрей Святославич и правнук Михаил Андреевич. У последнего был сын Михаил и внук Иван Михайлович, который княжил в Трубече по меньшей мере до 1360 года. В 1379 году в Трубече правил князь Дмитрий Ольгердович, перешедший на службу к Дмитрию Ивановичу Московскому. Трубеч в этом летописном сообще­нии выглядит как значительный и хорошо укрепленный город - второй по величине и значению удельный центр Брянского княжества.

Князь Дмитрий Ольгердович, один из героев Куликовской битвы, погиб в сражении на реке Ворскле 12 августа 1399 года. После его гибели, как считают историки, Трубецкое княжество обособилось от Брянского, и в нем стал править князь Михаил, сын Дмитрия Ольгердовича.

Судя по документам Литовской метрики - архива Великого княже­ства Литовского - в 1420-1430-х годах городом владел князь Свидригайло Ольгердович, который, будучи Брянским князем, в 1408 году перешел на сторону Москвы вместе с большой группой светской и церковной знати. Впрочем, он вернулся в Литву в 1419 году, получил свои прежние владе­ния, а в 1430-1435 годах был Великим князем Литовским до поражения в битве с князем Сигизмундом Кейстутовичем (братом Великого князя Литовского Витовта, умершего в 1430 году) на реке Свенте, после чего отказался от прав на литовский престол и являлся до 1452 года князем Волынским.

Таким образом, история жизни князя Свидригайло, как, впрочем, и Дмитрия Ольгердовича, прекрасно иллюстрирует достаточно распро­страненное явление, как «отъезд» литовских князей Гедиминовичей (как впрочем и Рюриковичей, чьи владения вошли в состав Великого княже­ства Литовского) по политическим мотивам в Московское княжество, где они пребывали много лет, а впоследствии и их возвращение в Литву. Сло­вом, Михаил Дмитриевич также мог к 1420 году оказаться в Москве, а его Трубчевский удел отойти во владение Великого князя Литовского и управляться его наместниками.

О том, что Трубчевск управлялся наместником Великого князя Ли­товского, свидетельствуют записи Литовской метрики, датируемые 1449 годом. В трех из них упомянут пан Петраш, «маршалок дворский», в тот год наместник брянский, который «дал вотчину» или подтвердил права на владение троим трубчевским вотчинникам: «Артюшку село Знобов, еще Свидригайло дал», «Даниилу Першиничу его отчина Груздово зо всими землями и водами, и землица Кузнецова, и озеро Княжая Лука и Спасская землица», «Колоктаеву земля, што ему пан Петраш дал, когда Трубческ держал, на имя Орельск со всими уходы и бобры и земля пашенная и реч­ка Ягнед и земля Волчкова и бобры. Июля 4 дня. А правил пан Петраш и приказ его писан у Брянску. А писал Якуб». Из контеста этих актов следу­ет, что упомянутый пан Петраш где-то до 1449 года «Трубческ держал», т. е. был наместником Великого князя Литовского в Трубчевске и управ­лял городом от имени князя.

По актам 1490-х годов устанавливаются три поколения князей - вла­дельцев Трубчевска до конца XV века. Первое поколение - князья Семен и Юрий Михайловичи, которые, по свидетельству внуков князя Семена (февраль 1494 года), «промеж себя поделки были у отчине». Из «жалован­ных грамот Великого князя Литовского Александра» 1495 и 1499 годов выясняется, что князь Юрий Михайлович Трубецкой «отъезжал» в Москву при Великом князе Казимире (с 1447 года - польский король Казимир IV), и тогда его «дельницу» половину Трубчевска «держал... от имени короля его милости князь Иван Чорторыйский, а после князя Ивана тую ж дель­ницу держал держанье конюший... пан Гринько Волович», затем, однако, князь Юрий вернулся и «бил челом королю его милости о тую свою отчи­ну» и получил свою «дельницу половину Трубецка» обратно. Она перешла по наследству его сыну Ивану, который в феврале 1495 года получил на нее подтверждение от нового великого князя Литовского Александра.

Князь Иван Юрьевич с братом Александром и их двоюродный брат Иван Семенович, упомянутые в грамоте 1499 года, - это другое поколе­ние князей - владельцев Трубчевска. Наконец, там же говорится о следу­ющем поколении - сыновьях Ивана Семеновича Андрее и Иване: они-то и подали Александру жалобу «на дядька своего на князя Ивана Юрьевича Трубецкого, што ж им не хочет ровного делу дати у отчине у Трубецку и во всих именьях трубецких» - и добились раздела.

Таким образом, по крайней мере четыре поколения трубчевских кня­зей Гедиминовичей - потомков Дмитрия Ольгердовича - последовательно и беспрерывно владели городом на протяжении всего XV века, лишь вре­менно потеряв половину Трубчевска в период краткого пребывания Юрия Михайловича Трубецкого в Москве. Следовательно, Трубчевск вовсе не утратил статус центра удельного княжества - «всих имений трубецких» в литовский период своей истории, сохранив его и после присоединения к великому княжеству Московскому.

Кроме этих родовых владений князья Трубецкие имели и другие ста­тьи доходов, например, Иван Семенович Трубецкой получал часть дохо­дов со смоленского и путивльского мыта (таможен).

Князь Трубецкой без указания имени упоминается в дипломатиче­ских документах под 1484 годом в связи со сбором в Киеве войск наряду с князем Вяземским, Можайским и Воротынским для отпора нашествию Крымского хана Менгли-Гирея. Князю Ивану (Юрьевичу-?) Трубецкому «дворянину» Великого князя Литовского Александра в акте от 19 ноября 1498 года было поручено осуществить введение князя Андрея Кромского во владение «волостьми Брянского повета Волконеск и Радогощ».

Под 1499 годом город и его князья упоминаются в жалобе москов­ских купцов на повышение пошлин на товары: «А в Трубецке наперед того имали по грошу с воза, а нынеча князи Трубецкие прибавку емлют тритцатое».

С разрастанием к концу XV века княжеского потомства род Тру­бецких все больше мельчал. Одним из признаков этого измельчения был переход некоторых представителей обеих ветвей рода (Семеновичей и Юрьевичей) на великокняжескую службу. Так, князь Иван Юрьевич упо­минается в 1486-1490 годах в качестве наместника Великого князя Ли­товского в Мценске и Любутске. В те же годы он получает регулярные де­нежные выплаты из господарской казны. Его племянники, князья Андрей и Иван Ивановичи, служили великокняжескими дворянами.

3 мая 1500 года в связи с началом очередной войны России с Вели­ким княжеством Литовским московская рать во главе с Яковом Захарье-вичем выступила в поход, в ходе которого внезапным ударом был взят Брянск - ключевая крепость Северской земли, после чего князья север-ские приехали к Якову Захарьевичу, где и присягнули Ивану III «со свои­ми отчинами».

Поскольку маршрут войска Якова Захарьевича от Брянска к Путивлю пролегал мимо Трубчевска, под «князьями», которые присягнули Москов­скому государю, нужно понимать не только князей Семена Можайского и Василия Шемячича, но и Трубецких. Позднее, 11 августа, Иван III пере­давал своему союзнику Крымскому хану в наказе московскому послу в Крым, что к нему «приехали» в числе прочих князей и «трубецкие князи с городом Трубецком и его волостями». Но переход этот был, по всей види­мости, вынужденным: после взятия Брянска и вступления на московскую службу Можайского и Шемячича с городами Черниговом, Стародубом, Гомелем, Любечем, а также Новгород-Северским и Рыльском, Трубчевск со всех сторон оказался окружен московскими владениями. Впрочем, не на последнем месте у князей Трубецких было желание закрепить свои старые владения и приобрести новые.

Поход войска москвитян в XVI веке. Художник СВ. Иванов, 1903 год

В марте 1503 года с Литвой было заключено перемирие на шесть лет. «Перемирные грамоты» 2 апреля были утверждены Иваном III, 27 августа их утвердили польский король и Великий князь Литовский Александр. Все прежние литовские земли, занятые русскими войсками в ходе войны 1500-1503 годов, включая и трубчевскую территорию, остались за Россией. По русско-литовскому договору 1503 года князья Трубецкие при­знавались «слугами» московских государей. Под этим термином в первой трети XVI века в Русском государстве подразумевалась влиятельная про­слойка служилой аристократии, образовавшаяся в результате присоеди­нения северских земель. Князья Трубецкие, наряду с другими северскими и верхнеокскими князьями, по своему положению занимали как бы про­межуточное положение между удельными князьями и князьями Северо-Восточной Руси, потерявшими к концу XV - началу XVI века суверенные права на свои старые княжества. Княжение служилых князей рассматри­валось как наследственная вотчина (перешедшая от предков или пожа­лованная великим князем) и обусловливалось несением военной службы государю.

Великий князь «всея Руси» брал на себя функцию ведения всех внеш­неполитических дел, связанных с интересами служилых князей. Когда в октябре 1508 года был заключен мирный договор между Литвой и Росси­ей, то в его тексте великий князь требовал от короля Сигизмунда: «.. .тебе не вступати в нас нашу отчину, в те городы и волости, что за нашими слу­гами, за князем Василием Ивановичем Шемаячичем и за князем Васильем Семеновичем (Стародубским) и за Трубецкими князи и за Мосальскими».

Кстати, в этом же году Андрей (сын Ивана Семеновича) и Семен Персидский (по прозвищу «Персидский принц») Трубецкие вместе с Василием Шемячичем встретили выехавшего из Литвы князя Михаила Львовича Глинского. В декабре 1518 года, когда Крымский хан Мухам­мед-Гирей заключил договор с Россией, то в нем был вставлен пункт с обязательством хана не воевать земель «князей, которые тебе (Василию III) служат и твоим детям - князь Василий Шемячич и князья Трубецкие».