СтраницаУклад

Уклад жизни. Брянщина.

Трудовой день крестьянина начинался рано: летом вставали с восхо­дом, зимой и осенью задолго до рассвета. Летом с рассветом крестьянин шел косить, работал до девяти, завтракал и опять работал. Пообедав в полдень и поспав часок, крестьянин ворошил и убирал сено. Пока мужи­ки косили луг, бабы жали рожь. Вечером - дела по дому: рубка и возка дров, строительство или починка избы, хозяйственных построек, изгоро­ди, изготовление колес, саней, ремонт упряжи и сельскохозяйственных орудий.

В крестьянской семье трудиться начинали в раннем возрасте: все члены семьи имели свои обязанности по хозяйству. Мальчиков уже в 5-6 лет отправляли пасти скотину и ухаживать за ней. С десяти лет они уже боронили, ворошили и копнили сено, а с двенадцати и пахали самостоя­тельно. В 14-15 лет сыновья выполняли наряду с отцом все работы. Де­вочек с 5 лет отправляли в няньки или поручали полоть огород, в 11 лет сажали за прялку, к 12 годам они уже делали почти все работы по дому.

(картина З.Е. Серебряковой)

(картина А.Г. Венецианова)

На тринадцатом году обучали шитью и вышивке, в четырнадцать - выма­чивать холсты. Одновременно учили доить коров, печь хлеб, грести сено. Стоглавый собор в 1551 г. предписал священникам венчать девушек не ранее 15 лет, когда наступало совершеннолетие - с этого возраста начина­ли нести повинности в пользу землевладельцев и платить налоги (тягло). Однако уже в 13 лет девочек могли выдать замуж.

Похожая картина была в семьях служилых людей, ремесленников, купцов. Их дети с 14-15 лет шли либо на государеву службу, либо за вер­стак, либо на работу в лавку. Школ ни в городе, ни в деревне не было. Грамоте обучали по церковным книгам священнослужители, однако же­лающих познавать эту науку было немного.

Молодые семьи «оженившихся» сыновей заводили собственное хо­зяйство. Отделившаяся семья становилась полноправной частью общи­ны. На общем сходе, «миром», крестьяне выбирали старосту, сотских, десятских и целовальников, которые вели дела общины, следили за со­блюдением межей в земельных наделах и отстаивали интересы крестьян перед государством и хозяином. Непререкаемым авторитетом в крестьян­ской среде пользовались старики.

В кружечном дворе (литография)

По церковным праздникам, следуя наставлениям священников, кре­стьяне старались не работать, но сельскохозяйственный цикл перерывов не допускал, а скудный достаток не позволял пиров-праздников, какие могли устроить себе иные горожане. Германский посол Герберштейн пи­сал: «Более именитые чтут праздничные дни тем, что по окончании богослужения устроят пиршество и пьянство, а простой народ, слуги и рабы большей частью работают, говоря, что праздновать и воздерживаться от работы есть дело господское... что заняться работой более почётно, чем попусту терять достаток и время в питье».

Австрийский дипломат Варкоч отметил воздержанность крестьян к питию: они считали опьянение «гнусным состоянием». В то же время, продажа спиртного в городах составляла одну из статей дохода казны. Пьянство в кружечных, сопровождавшееся азартной игрой в «зернь» (в кости) и драками, быстро стало серьезной проблемой в пограничных го­родах. Брянский воевода князь Василий Ромодановскии в донесении в Москву в феврале 1633 года указывал, что «служилые люди платье и вся­кую служивую рухлядь пропивают». Опасаясь, «чтоб в приход литовских людей над городом и над посадом дурна какова и порухи не учинилось от пропойства служилых и жилецких людей», воевода предлагал сократить число кабаков и ограничить продажу водки ратникам.

Основной пищей были ржаной и ячменный хлеб. Пшеничный хлеб ели лишь состоятельные люди, в основном горожане. Часто пекли пиро­ги с разными начинками: с капустой, грибами, маком, кашей, сладкие с ягодами и мёдом. Яйца и молочные продукты не были редкостью на кре­стьянском столе в непостные дни: ели яичницу, делали сыр, творог, моло­ко «варёное» (сейчас мы называем его топлёным) и масло.

Распространённой едой были каши (ячменная, пшённая, гороховая, реже - гречневая), а также овсяный кисель. «Сарацинское зерно» (т. е. рисовая крупа) бывало на столе лишь у зажиточных горожан.

Горшок XVI века (найден археологами в Погарском районе, неподале­ку от древнего Радогоща)

Самое простое в приготовлении блю­до - пареная репа - занимало место, кото­рое сейчас принадлежит картофелю. Упо­требляли в пищу и дары леса - грибы и ягоды. Мясо в деревне ели реже, чем в горо­де; однако в непостные дни в пищу употре­бляли говядину, баранину, свинину, дикую и домашнюю птицу, причём часто разные виды мяса варили вместе в одном горшке. Любой суп, не только рыбный, именовался в те времена ухой. Но наши предки гораздо чаще мяса ели именно рыбу, что поощря­лось и церковными правилами.

Её заготавливали множеством способов: солили, вялили, сушили. Сушёную рыбу толкли в ступках, эту муку добавляли «в пост во щи». Щи, даже постные, из свежей или из квашеной капусты, считались роскошным кушаньем. Чая, сахара, заморских вин, крестьяне не ведали. Доступны им были самодельные напитки: мёды хмельные и наливки, квас (хлебный, грушевый, яблочный, березовый), ягодный морс и ячменное пиво.