СтраницаТвоя

Твоя фамилия

Запомнился давний случай. Надо было позвонить Иванову. Стал листать брянский городской телефонный справочник. И удивился. Сколько в нем Ивановых? Сосчитал из любопытства. Оказалось, бо­лее сотни. Фамилия Иванов считается типично русской. И пошла она от имени Иван, сын Ивана. А откуда возникло имя?

Судьба его сложна и причудлива. Антропоним Иван заимствован из греческого языка, где он имел иную форму — Иоханон. Слово представляло фразу, которую можно перевести на русский язык при­мерно так: «Бог благословит», «милость божья» или «дар бога».

От греков, через римлян имя Иоанна распространилось по всей Европе, когда оно стало христианским. И на разных языках звучит по-разному: по-немецки — Иоганн, по-французски — Жан, по-эс­тонски и по-шведски — Юхан, по-испански — Хуан, по-итальянски

  • Джовани, по-английски — Джон, по-польски — Ян, по-грузински
  • Иванэ, по-армянски — Аванес. Все они как бы «двоюродные братья» русскому имени Иван.

В XVII—XVIII веках на каждую тысячу детей имя Иван давалось в России более чем ста. В двадцатом столетии, до семнадцатого года, оно получило еще большее распространение — более двухсот.

Фамилия Иванов — самая распространенная в России. А на Брян-щине? Сколько Ивановых? Где узнать?..

И вот я в кабинете у начальника адресного бюро. Беседа с Вале­рием Васильевичем Михеевым приоткрыла занавес и внесла ясность.

Фамилию Ивановых в области носят более пяти тысяч человек. Это данные о взрослых, имеющих паспорта. Если к ним прибавить детей, то цифра может значительно возрасти.

Надо к тому же иметь в виду, что имена обкатывались в языке, давали большое количество производных — уменьшительных, ласка­тельных, звательных. Все это, безусловно, отразилось в фамилии, по­явились Иваненко, Иванины, Иванковы, Иванниковы, Иванушкины, Ива-нюшины, Иванцовы, Иванченко, Иванчиковы, Иванчуки, Иваныкины, Ивань-кины, Иваньковы, Иванютины... А сколько фамилий от Ваня — Ваню­шин, Ванечкин, Ваничков, Ванькин, Ваньшин, Ванюшин, Ванюшкин...

В романе К. Симонова «Живые и мертвые» среди эпизодов, в ко­торых описываются первые дни Великой Отечественной войны, есть рассказ о танкисте-капитане, не дрогнувшем под натиском врага. В этом эпизоде есть слова:

«Когда Синцов сел в кабину, они продолжали молча стоять рядом, танкист и летчик: один — большой, другой — маленький, коренастый, оба упрямые, злые, раздосадованные неудачами и готовые снова драться.

  • А как ваша фамилия, товарищ капитан? — уже из кабины спро­сил Синцов, впервые за все время вспомнив о газете.
  • Фамилия? Жаловаться, что ли, на меня хочешь? Зря! На моей фамилии вся Россия держится. Иванов». И действительно, эту фами­лию можно встретить во многих местах России.

О происхождении своей фамилии, как правило, человек знает в том случае, если она очень понятна, «прозрачна». Например, ясно, что фами­лия Борисов пошла от «Борисов сын», а Петров — от «Петров сын» или «сын Петров»... Русское имя Петр тоже заимствовано из греческого, «петрос» по-гречески означает «камень». Но возникло это имя не в гре­ческом, а в сирийском языке, где оно звучало так: Кифа. Древние греки заимствовали это имя, переведя его на свой язык словом Петрос. В рус­ские православные святцы в свое время вошли оба имени — Петр и Кифа. Первое сделалось весьма популярным, а второе — редкостным.

Самыми распространенными мужскими именами в конце XIX века были Василий, Михаил, Петр, Федор, Павел, Александр, Андрей, Семен, Николай, Степан, Яков, Григорий — Егор, Алексей, Никита... Все они хорошо известны не только сами по себе, но и по огромной распро­страненности образованных от них фамилий, через отчество. На Брян-щине, например, проживает Никитиных более трех с половиной тысяч, Мишиных — четыре с половиной тысячи, Петровых, Александро­вых, Павловых, Андреевых, Семеновых, Федоровых, Мироновых — от двух до трех с половиной тысяч.

В XVII—XIX веках имя Михаил, благоподобный, божественный, было одним из самых частых. И фамилия Михайлов заняла одно из первых мест. Так, например, по подсчетам Б. Унбегауна, она в Петербурге в 1910 году занимала пятое место, уступая только Иванову, Васильеву, Петрову и Смирнову. Обилие суффиксов русского языка позволило образовать от имени десятки производных форм, отчества от которых стали самостоятельными фамилиями.

На Брянщине проживают сотни людей, имеющих фамилию Михай­лов. Кроме того, есть Михайлин, Михайлик, Михайленко, Михаленко, Михаленок, Михалин, Михалкин, Михальцов, Михальченко, Мишаков...

Основой фамилии Васильев послужило отчество через популяр­ное имя Василий. В Россию оно пришло из Греции, где имело значе­ние «властитель, царь, царский». На Брянщине более трех тысяч чело­век носят фамилию Васильев. Фамилия встречается во многих местах, так как имя с XV по XIX век занимало второе по числу место у рус­ских, уступая только Ивану.

От имени Василий, от его разных форм также образовано множе­ство фамилий, которые отличаются друг от друга разнообразными оттенками — уменьшительно-ласкательными или же изменены для благозвучия: Васин, Васькин, Васильцов, Васильчиков, Васичкин, Вась-ков, Васюков, Васютин, Васютичев, Васиков, Васенков, Васечкин, Ва­сильцов... Такие фамилии встречаешь на брянской земле. Как они появляются?

Автор «Аленушки» и «Ивана-царевича на сером волке» художник Васнецов писал: «Происхождение моей фамилии совершенно русское — как и я сам. Жил-был в нашей стороне Василий. По обычному со­кращению — Вася. Дети его и вообще домочадцы и родичи прозыва­лись, по обычаю же, Васины, главный в роде стал прозываться Васин, а его домочадцы и родичи звались Васинцы. (Васинец значит «из дома или рода Васина», как происходящий из Рязани называется рязанец и т. п.). Следующие поколения уже начали прозываться Васинецовы; фо­нетически правильнее произнести, выбросив «и», — Васнецовы. Осно­вой многих фамилий жителей Брянщины являются календарные или некалендарные имена, вошедшие в нее через отчество: Власовы — «сын Власа», Гавриловы — «сын Гаврилы», есть Дорофеевы — Доро-фея, Назаровы — Назара, Осиповы — Осипа, Сидоренко — Сидора, Антоновы — Антона, Емельяновы — Емельяна...

Самая частая русская фамилия — Смирнов, охватывающая многие области. В Москве в 1964 году она занимала пятое место, насчитывала 58 тысяч человек. В XV—XVI веках был известен царский дьяк Смирнов-Васильев, а также знатные люди Смирнов-Мамантов, Смирнов-Отрепь­ев... По происхождению эта фамилия-отчество от русского нецерковного мужского имени Смирной, то есть «смирный, тихий, послушный».

На Брянщине проживают свыше четырех тысяч человек — носите­лей этой фамилии.

В далеком прошлом были известны Смирка Матвеевич Обезьяни-нов из Рязани, Смиряга Иванов, крестьянин из Рязани, Смиряй Дмитри­евич Оладьин из Суздаля... Смиряна — распространенное прозвище, преимущественно женское.

Часто встречается фамилия Кузьмин. Образована она через отчество от имени Козьма, а оно пошло от греческого Косьма, что значит «украше­ние». Народное имя в России Кузьма, Кузя, Кузька... В свою очередь от них пошли фамилии Кузьменко, Кузьминов, Кузьмич, Кузьмичев, Кузяев, Кузютин... Например, в XVIII веке потомки одного Кузьмы в Жирятине получили прозвище Кузютины, которое затем стало фамилией.

Терентьев, Терехов, Терещенко, Терещенков, Терешин, Терешок, Те-решков, Терешонков, Терешонок... Таких фамилий на брянской земле немало. Образованы они от древнерусского личного имени Терентий и народной формы — Терех, Терешка...

На Брянщине проживает людей по фамилии Арсентьев и Арсянов, Панкратов и Панкрашин, Ефимов и Ефименков по нескольку сот чело­век. В основе всех их лежат имена, перешедшие в фамилию через отчество. Личное имя Арсений значит в переводе с греческого «муже­ственный, мужской»; Панкратий — «властелин бога, всемогущий»; Ефим, а точнее Евфимий, — «благодушный»... Помимо официальных этих имен в народе появилось немало образованных от них других, близких, схожих, но более упрощенных. Через отчество они также породили немало фамилий...

«Кроме Василисы, никого она не называла полным именем, разве уже встретится такое имя, что его никак не сожмешь и не обрежешь, например, мужики Ферапонт и Пантелеймон так и назывались Ферапонтом и Пантелеймоном, да старосту звала она Степан Васильев, а прочие все были Матрешка, Машутка, Егорка и т. д.», — пишет И. А. Гончаров в романе «Обрыв». Производные имена стали основой и многих фамилий.

Не все имена дошли до наших дней. Не встретишь сейчас, например, имен Неупокой, Неждан, Хорошей, Третьяк, Замятия, Томилка, Истома, Нечай...А ведь такие имена не редкость в писцовых книгах XVI—XVII веков. В отписках воевод, в писцовых книгах попадаются часто такие фразы: «Иван Петров сын Павлова сына», а ниже то же лицо называ­ется просто Павловым. В XV веке и раньше особенно родовитые бояре считали верхом родовитости перечислять чуть не прапрадедов.

У Сергея Михалкова есть басня «Смешная фамилия». Поэт сочи­нил ее по поводу условности содержания фамилии.

В фамилиях различных лиц,

Порою нам знакомых,

Звучат названья рыб и птиц,

Зверей и насекомых:

Лисичкин, Раков, Индюков,

Селедки н, Мышкин, Телкин,

Мокрицын, Волков, Мотыльков,

Бобров и Перепелкин! Немало и на Брянщине фамилий Голуб, Голубев, Голубков, Голубов, Лось, Лосев, Лосенков, Мухин, Галкин, Грачев, Грачиков, Голубев, Соловь­ев, Дятлов, Жаворонков, Жуков, Жучков, Раков, Зайцев, Волков, Котов, Кошечко, Кошкин, Быков, Буйволов, Баранов, Кулик, Куликов, Курочкин, Цыпленков, Лебедев, Муравей, Муравьев, Соболь, Снегирев, Глухарев, Синица, Синицин, Ужов, Уткин, Чибисов, Медведев...

Фамилии эти образовались по-разному: или от отчеств, или от про­звищ. Количество разное. Одних поменьше, других побольше. Напри­мер, широко представлена фамилия Сорокин. Ее имеют более двух тысяч человек, да плюс еще пятьсот — Сорока.

Немало примеров, когда и от женских имен появились фамилии. Главным образом такие, которые были широко распространены в ста­рину в крестьянской среде. Юрий Григорьев сын Маврин, своеземелец, Сенка Гридин сын Натальин, земледелец, Ивашко Коровай Андреев сын Аринин, крестьянин, упоминались, как сообщает Н. М. Тупиков, в пятнадцатом столетии. В эти же годы Можно встретить также Васко

Варварин, крестьянин, Тимошка Лукерьин, крестьянин, Якуш Софьин, крестьянин, Лука Марфин, крестьянин, несколько позднее — Данило Катюшин, Иван Татьянин...

На Брянщине и в наши дни проживают люди с «женской» фамили­ей Катюшин, Марусин, Марфушин, Марфушкин, Маврин, Софьин, Татья­нин, Любочкин...

Иногда, конечно, трудно установить, мужское или женское имя ле­жит в основе фамилии, так как неполные формы от них могли совпа­дать. Например, личное мужское имя Аксен — упрощенная форма имени Авксентий, Аксинья и Аксения — русская народная форма от женского имени Ксения. На Брянщине фамилию Аксюта носят всего несколько человек, а Аксютин — более трехсот. Конечно, в большин­стве своем они связаны с мужским именем, но, по-моему, нельзя исклю­чать и женское.

Слово «фамилия» вошло в русский язык относительно поздно. Оно происходит от латинского слова «фамилия», что означает «семья, род». В Древнем Риме фамилия — семейная хозяйственно-юридичес­кая единица, в состав которой помимо кровных родственников входи­ли рабы. В книге «Жажда познания», вышедшей в серии «История Отечества в романах, повестях, документах. Век XVIII», прочитал: «Ана­томический театр должен быть не в жилом доме, но в одиноком месте, ибо кто будет охотно жить с мертвецами, сносить скверный запах? Паче же всего анатомику, а особливо с фамилиею, иметь при такой мерзости свою экономию?» Здесь слово «фамилия», как видим, упот­ребляется в значении «семья».

Слово «фамилия» в сегодняшнем понятии внедрилось в России в повседневную жизнь после указов Петра I. Однако фамилии как эле­мент именования русских людей существовали и раньше, но называ­лись они прозвищами, прозваниями. Иногда употреблялось слово «назвище».

Не сразу у каждого появилось отчество, от которого возникли многие фамилии. Описывая Россию начала XVIII века, А. Н. Толстой в романе «Петр I» приводит диалог царя с купцом Иваном Жигулиным:

«Петр блестел на него глазами...

— А сам поедешь с товаром?.. Молодец!.. Андрей Андреевич, пиши указ... Первому негоцианту... Как тебя — Жигулин Иван, а по батюшке?..

Жигулин раскрыл рот, поднялся, глаза вылезли, борода задралась.

— Так с отчеством будешь писать нас?.. Да за это — что хошь!

И, как перед спасом, коему молился об удаче дел, повалился к царским ножкам...»

Позднее — в годы правления Екатерины II — употребление разных форм отчества было законодательно закреплено в специальном доку­менте — «чиновной росписи». Особ первых пяти классов следовало пи­сать с фамилией, именем и с отчеством на -вич, лиц, занимавших долж­ности с шестого класса до восьмого включительно, предписывалось име­новать полуотчеством, а всех остальных — только фамилией и именем.

У различных общественных групп официальные фамилии появи­лись в разное время. Первыми получили фамилии представители знати, князья, бояре. Их фамилии нередко отражали названия их вотчин­ных владений. Позже складываются фамилии дворян. Следующая категория фамилий принадлежала торговым и служилым людям...

По-разному складывались фамилии у нынешних жителей Брянщи-ны. Возникли они от церковных и мирских имен через отчество, раз­личных прозвищ, «географические» фамилии — от местности, где когда-то жили их предки, по другим  признакам.

Фамилия и прозвище. В чем их разница? «Фамилия — имя родо­вое: его особенность в том, что оно коллективно, принадлежит не одному, а нескольким людям, членам одной семьи. От отцов оно способно переходить к детям, от мужей — к женам. Почти никогда оно не содержит в себе признаков, которые обрисовывали бы те или иные черты, общие всем членам данного рода», — пишет в книге «Ты и твое имя» Л. Успенский. «А прозвище как раз наоборот: как бы указывает на одного-единственного, данного человека, на его личные, только ему одному присущие отличительные черты», —- ука­зывает далее автор.

«В старинных родовых обычаях нередко случалось, что кто-ни­будь из членов рода получит прозвище, которое остается за его пря­мыми потомками, и, таким образом, образуется двойная фамилия, со­стоящая из этого прозвища и родового древнего наименования, — пишет Н.И. Костомаров в XVII главе «Русская история в жизнеописани­ях ее главнейших деятелей». — Так, в потомстве суздальских князей, получивших наименование Шуйских, был князь, прозванный Скопа, дав­ший начало ветви Шуйских, носивших названия Скопиных-Шуйских: эта ветвь окончилась правнуком Скопы Михаилом Васильевичем».

«В Ельце, моем родном городе, все старинные, купеческие фами­лии были двойные: первое имя, хотя бы наше, Пришвины, было имя родовое и официальное, а второе имя считалось «уличным» — Алпа­товы. И так точно было у всех...» — узнаем из романа М.М. Пришвина «Кащеева цепь». И далее автор, продолжая эту мысль, приходит к выводу, что у одного и того же человека может быть три имени: с одним он родился, другое ему пришло с улицы, а третье — его соб­ственное, личное, живое «я», каждый чувствует и отвечает за него, создает с помощью его небывалое.

Сословную структуру России на протяжении веков можно изучать по фамилиям. В них заключена вся общественная иерархия. В них вы встретите классовые и сословные различия. В русских фамилиях пред­ставлены быт, история, этнография, запечатлены профессии и кустар­ные производства. В них предстает история российской армии и гео­графия Отечества... С начала XVIII века вплоть до середины XIX века учащимся духовных учебных заведений присваивались искусственно образованные фамилии, которые условно именуются «семинарскими».

После Октябрьской революции 1917 года особенно много людей поменяло свои «неблагозвучные» фамилии на более «благозвучные», хотя делалось это и раньше, но очень редко.

Тысячи, десятки тысяч различных фамилий носят брянцы. Одни понятные, другие — менее, третьи требуют дальнейшего изучения. У одних много однофамильцев, у других — поменьше, у третьих — очень мало, у четвертых — единицы. «Изучение фамилий ценно для науки. Оно позволяет полнее представить исторические события последних столетий, равно как и историю науки, литературы, искусства. Фамилии — своего рода живая история», — пишет В. А. Никонов в своей книге «География фамилий». Фамилия, твоя фамилия! Разве не интересно знать ее историю, что она означает? Знать каждому из нас?