СтраницаТИТОВА

ТИТОВА МАРИЯ АЛЕКСАНДРОВНА Брянск

Нередко спорят: чей вклад в победу над фашизмом больше -фронтовиков или тружеников тыла? Праздный вопрос. Правы те, кто счи­тает нашу победу в сорок пятом делом всенародным. Тому есть немало живых свидетелей. В тылу, конечно, понимали, что на фронте труднее -там ежеминутно бойца подстерегала опасность быть убитым, и потому ра­ботали с удвоенной, утроенной энергией, не покладая рук.

Работало в войну и слово. Лозунг "Все для фронта, все для побе­ды!" в конечном счете оборачивался ударным трудом миллионов совет­ских людей - женщин, подростков, стариков - всех, кто ковал победу над врагом в тылу. А поднимало, вдохновляло их на тяжелую, порой непосильную работу то же слово - слово агитатора, пропагандиста. Таким че­ловеком и была Мария Александровна Титова. До конца своих дней она могла горячо отстаивать свои убеждения, правоту идей, которым не изме­няла. И все это - на примерах собственной жизни.

Родилась она в Привокзальной слободе, переименованной позднее в Володарский район, в семье железнодорожника. Потому три ее брата и четыре сестры работали на железной дороге. Потом старшие два брата по­гибли: один в гражданскую войну, другой в Великую Отечественную. Ма­рия училась. Она была активной комсомолкой, возглавляла комсомоль­скую организацию, честно и добросовестно исполняла общественные по­ручения. Собиралась вступать в партию. Но тут вышел некий казус.

Шел 1938 год. Мария, как обычно, выступала перед рабочими с лекцией. А на следующий день ее вызвали в органы госбезопасности. За какую же провинность? Оказалось, что в лекции она оговорилась: вместо того, чтобы сказать "сняли со льдины" она сказала "челюскинцев спасли". Советские люди не могут гибнуть, их не надо спасать!

- Сотрудник госбезопасности внушал мне, - рассказывала Мария Александровна, - что я единственный лектор в районе с высшим образо­ванием, полученным в советское время, потому не имею права допускать такие непростительные ошибки. Я здорово переживала, ведь на руках у меня был годовалый сынишка, случись что со мной... Но все обошлось и в партию меня приняли - партийная организация паровозного депо, где меня хорошо знали, сказала свое веское слово. Вот тогда-то я еще раз убе­дилась в силе рабочего класса! И я продолжала читать лекции.

В партию ее все же приняли. И тот инцидент ничуть не поколебал ее марксистско-ленинских убеждений и веры в светлое будущее человече­ства.

До войны Мария вышла замуж, родила двух сыновей. С ними-то, малолетками, да со своими сестрами и их детьми эвакуировались в Чува­шию, на родину мужа одной из сестёр. М.А. Титова стала учительствовать в большом селе, расположенном вдалеке от железной дороги. Молодую учительницу избрали секретарем парторганизации колхоза. Вот когда пригодился ее лекторский опыт! "Враг будет разбит, победа будет за на­ми!"- она свято верила этим словам И.В. Сталина и словно гипнотизиро­вала ими колхозников. Они тоже проникались верой в победу.

В селе не было радио, газеты приходили от случая к случаю. И Ма­рия каждое утро звонила в район по телефону и узнавала новости Совин-формбюро. Секретарю парторганизации выделили лошадь с бричкой, и она, не ведая усталости, объезжала все места, где работали люди, инфор­мировала их о том, что узнала сама. Ее зажигательные слова действовали на всех бодряще, поднимали дух и желание внести еще больший вклад в желанную победу над врагом. Мужчин в колхозе почти не было, во всех двенадцати бригадах трудились старые и молодые женщины да подростки. Однако неизменно выполняли досрочно план поставок государству хлеба, мяса, молока. Все для фронта, все для победы! Колхозу вручили пе­реходящее знамя республики.

Конечно, все признавали заслуги в успехах секретаря парторгани­зации. Ее осенью сорок второго наградили Почетной грамотой Верховно­го Совета Чувашии, подарили пуховый платок, который оказался очень кстати. Особо дорожит Мария Александровна письмом И.В. Сталина, в котором он благодарит за сбор средств на танковую колонну "Колхозник Чувашии".

Местные жители имели огороды, держали скот. У эвакуирован­ных не было ничего. Сказать, что бедно жила семья М.Титовой, значит ничего не сказать. Питались одной "затирухой". Готовилось это "блюдо" просто: горстку муки заваривали кипятком. Хлеба не было. Как-то узнал секретарь райкома об этом, отругал Марию Александровну незлобиво: "Что же ты молчишь? А если бы умерла с голоду, кем бы я заменил тебя как агитатора, пропагандиста и парторганизатора?" После его вмеша­тельства стал колхоз выписывать ее семье кое-какие продукты.

Но, как говорится, век живи, век учись. Однажды нагрянул в кол­хоз секретарь компартии Чувашии, причем сначала объехал поля, а потом прибыл в контору. Распорядился отыскать Марию Александровну. Уса­дил ее в машину и отвез на участок, где рожь была уже убрана. Когда вы­шли из машины, высокий начальник достал складной метр, развернул его и отмерил площадь в несколько квадратных метров. Вот как рассказыва­ла об этом М.А. Титова:

-  На этих метрах велел мне собрать и посчитать потерянные пос­
ле конной косилки колоски. Потом достал блокнот и подсчитал, сколько
потеряно зерна на одном гектаре и на всем поле. Я поразилась получен­
ной цифре! А он стал говорить о том, что в блокадном Ленинграде люди
голодают, им не хватает хлеба, а у вас он гниет. "Теперь, секретарь, зна­
ешь, что делать?", - спросил он меня. Я ответила: "Да, знаю".

На другой день учительница вывела на поле школьников с матер­чатыми сумками через плечо. Ребята собирали колоски несколько дней, пока поля не стали чистыми. Никто не роптал, не растер в ладошках ни одного колоска, не положил в рот ни одного зернышка. Все для фронта, все для победы! Эти слова Марии Александровны они усвоили на отлично.

Не лучше "затирухи" была и одежда эвакуированных.

-  У меня было одно платье, штопанное-перештопанное, - расска­
зывает Мария Александровна. - И вот пришлось в январе сорок третьего
года выступать на районном совещании с отчетом о работе. Стеснялась
худого платья, но успокаивала себя тем, что человека встречают по одеж­
ке, а провожают по уму. Но кое-кто, оказалось, и проводил меня по
одежде.

Это был секретарь райкома партии, который тут же распорядился через своего подчиненного приобрести отрез на платье и оформить заказ в мастерской. На очередном заседании партийно-хозяйственного актива района М.А. Титовой вручили (это было в канун Восьмого марта) свер­ток. Послушаем Марию Александровну:

- Там было платье - из плотной ткани в клеточку. Тютелька в тю­тельку по мне. Я его носила до конца войны, в нем вернулась в Брянск в сентябре сорок пятого, работала директором школы, но все не могла с ним расстаться.

Обо всем этом и о многом другом охотно рассказывала наша дол­гожительница, сохранившая ясную память, везде, куда ее приглашают. Особенно любила выступать перед школьниками.

А сколько энергии и сил вкладывала ветеран труда М.А. Титова, работавшая ранее преподавателем, а затем - директором средней школы, удостоенная звания "Отличник народного образования", в сбор материа­лов по истории Володарского района! Мария Александровна подготови­ла не одну лекцию о родном районе, активно выступала перед молоде­жью, открывая одну за другой новые, неведомые ранее страницы истории Володарки. Ее как краеведа знают во многих школьных коллективах, на предприятиях. Десять лет она возглавляла районное общество охраны па­мятников истории и культуры, руководила всей поисковой и краеведчес­кой работой в районе, писала Книгу Памяти. И совсем не случайно в честь 90-летия ее наградили медалью "За развитие культуры". М.А. Тито­ва принимала участие в московском параде, посвященном 50-летию Побе­ды над фашистской Германией. С сознанием исполненного долга она гор­до прошла в строю ветеранов по Красной площади столицы.

Надежда ДЕНИСОВА.