Страницасвязи

Административно-территориальные, генеалогические и историко-культурные связи Брянской, Орловской, Курской и Белгородской областей

Брянская, Орловская, Курская и Белгородская области, представляющие собой юго-
западную часть Центральной России, - не просто соседи, а регионы, имеющие много общих черт в
своей исторической судьбе.
Находясь в лесостепной зоне или непосредственно примыкая к ней, эти земли в течение
нескольких столетий испытывали на себе набеги степняков: половцев, татаро-монголов
опустошивших значительную часть их территорий, а затем грабителей из Крымского ханства.
После вхождения в начале XVI века в состав Московского государства эти земли стали объектом
неоднократных вторжения польско-литовских войск.
Еще одной исторической особенностью этих областей (в меньшей степени - Орловской)
было и остается их близкое соседство с Украиной (а Брянской области - и с Белоруссией), что
определило особый характер их демографических, экономических, культурных и других связей.
Наши области полностью никогда не составляли крупной территориальной общности, но
многократно отдельные части их земель оказывались относящимися к одним и тем же
административно-территориальным образованиям. В 1185 г. князь Всеволод Святославович («Буй-
тур Всеволод», воспетый в «Слове о полку Игореве») владел одновременно Курском и
Трубчевском. В составе Карачевского княжества, образовавшегося в середине XIII в., находились
Волхов, Кромы и другие территории современной Орловской области (не исключено, что и часть
курских земель).
Брянский уезд конца XV - первой половины XVI вв. включал и часть орловских селений:
одним из волостных центров уезда было село Волконск (сейчас - в Дмитровском районе).
Карачевский уезд XVI-XVII вв. и более позднего времени был значительно больше современного
района и включал много орловских территорий: Сомово, Шаблыкино, Хотынец и т. д.
Образованная во второй половине XVI в. на территории Брянского уезда Комарицкая
дворцовая волость (с 1627 г. она вошла в Севский уезд) занимала не только юго-восток
современной Брянщины, но и значительные территории юго-запада Орловской области (большую
часть Дмитровск - Орловского района) и северо-запада Курской области (близ современных
Железногорска, Дмитриева-Льговского, Хомутовки). В 1665 г. на юго-западных рубежах
Московского государства был образован Севский разряд - крупный военно-административный
округ, призванный охранять русские границы и от набегов крымских татар, и от нападений Речи
Посполитой. Аналогичный округ был в это время со-1Д.-1Н и на южных рубежах - Белгородский
разряд, обращенный в первую очередь против Крымского ханства. В состав Севского разряда
входили, кроме городов и уездов восточной Брянщины, также Волхов, Кромы, Орел, Рыльск,
Путивль с их уездами.
Когда в 1708 г. Россия была разделена на отдельные губернии, территории современных
Брянской и Орловской, большей части Курской и Белгородской областей вошли в состав Киевской
губернии. В 1728 г. была образована Белгородская губерния, состоявшая из Белгородской,
Орловской и Севской провинций. Так образовалась административная единица, включившая
основную часть территорий и все центры четырех современных областей. Лишь западная часть
Брянской области и восточные территории Курской и Белгородской областной оказались за
пределами Белгородской губернии, существовавшей, однако, не очень долго.
В 1778 г. северная часть губернии была выделена в отдельное Ормовское наместничество, а
оставшаяся территория составила Курское наместничество (позже наместничества стали вновь
называться губерниями). Новые административные границы привели к установлению более
тесных связей между Орловской и Брянской, Курской и Белгородской землями, что сказывалось
не только в XIX - начале XX вв., когда границы губерний не менялись, но и в советское время,
когда они перекраивались неоднократно.
Как уже отмечалось, территория четырех областей была важным оборонительным районом
на юго-западных и южных рубежах Русского государства. Поэтому практически все города
являлись здесь в XVI-XVII вв., в первую очередь, крепостями, а основную часть их жителей
составляли служилые люди. В XVIII в. большинство стрельцов, пушкарей, городовых казаков и
других «служилых людей по прибору» пополнили ряды мещан и купцов или оказались в числе
однодворцев, а «служилые люди по отечеству» составили основную часть местного дворянства.
Большинство этих старинных дворян были мелкими и средними помещиками, не отличавшимися
особым достатком, но сумевшими выдвинуть из своей среды немало видных деятелей
общественного движения, передовой мысли, науки, литературы, искусства, благотворительности.
Далее речь пойдет лишь о некоторых представителях дворянских фамилий, которые не
только проявили себя в перечисленных сферах, но чья жизнь (или родственно-генеалогические
связи могут служить подтверждением контактов между рассматриваемыми регионами.
Начнем с фамилий и лиц, которые знакомы каждому культурному человеку. Известный поэт
Алексей Николаевич Апухтин был связан с Волховом и Орлом и прямого отношения к другим
соседним территориям не имел. В то же время среди носителей этой фамилии было немало
помещиков Брянского и особенно Карачевского уездов. К примеру, прадед поэта, Евстигней
Андреевич, владел имениями и в Волховском, и в Брянском уездах, а братья Евстигнея - Иван и
Никита - были помещиками Карачевского уезда.
Среди Киреевских помимо хорошо известных братьев - славянофилов Ивана и Петра,
заслуживает упоминания и Николай Васильевич Киреевский, владевший имением в с. Шаблыкино
Карачевского уезда (сейчас - районный центр Орловской области) и известный как лучший
псовый охотник всей губернии в первой половине XIX в. Особый интерес представляет его книга
«40 лет постоянной псовой и ружейной охоты. Из воспоминаний старого охотника», выходившая
двумя изданиями в Москве (1861 и 1875 гг.). Книга Н.В. Киреевского содержит много
любопытных сведений о жизни помещиков Карачевского и соседских уездов. В них подводится и
своеобразный итог охотничьей жизни автора: за 40 лет он застрелил свыше 60 тысяч штук
болотной, лесной и полевой дичи, 2 медведей, 29 барсуков, 70 волков, 605 лисиц и 12903 зайца.
Среди знакомых Н.В. Киреевского был Иван Сергеевич Тургенев, который в своих
охотничьих походах не раз посещал пределы Брянщины: Карачевский, Севский и Трубчевский
уезды. Бывал в Шаблыкино, любовался великолепным парком, охотился с Н.В. Киреевским и Лев
Николаевич Толстой, который очень высоко отозвался о хозяине имения и том «охотничьем» и
«стариковском» мире, который его окружал: «Что это за прелесть - он сам и весь этот мир,
который уже перешел в предания, а там действительность».
В связи с упоминанием Л.Н. Толстого уместно сообщить об одном малоизвестном факте,
связанным с его родословной. В конце XVIII -начале XIX вв. одним из крупных владельцев земель
на территории бывшего Глодневского стана Камарицкой волости (сейчас в Брасовском районе
Брянской области и Дмитровском районе Орловской области) был князь Николай Сергеевич
Волконский (1753-1821 гг.). В с. Глоднево находился и господский дом владельца. Его дочь,
княжна Мария Николаевна Волконская, выйдя замуж за графа Николая Ивановича Толстого, стала
матерью великого писателя, родовые корни которого с материнской стороны располагались, таким
образом, в брянско-орловском приграничье.
Наиболее известным среди Тютчевых является замечательный поэт Федор Иванович;
любители истории знают также декабриста Алексея Ивановича. Хотя они были почти
сверстниками и родились в соседских селах Овстуг и Кабаличи Брянского уезда, принадлежали
они к разным ветвям рода Тютчевых. В родственном окружении Ф.И. Тютчева есть некоторые
любопытные личности. В их числе - дядя поэта, Дмитрий Николаевич Тютчев, «известный в
деяниях своих всей губернии Орловской, а еще более Курской» в качестве «человека,
приобыкшего делать людям обиды (главное имение его, с. Ажово, находилось на границе двух
губерний). Этот задиристый нравом помещик, может быть, и не заслуживал бы упоминания, если
бы не два обстоятельства. В 1812 г. Д.Н. Тютчев, подполковник в отставке, проявив истинный
патриотизм, за свои средства обмундировал и вооружил 50 человек государственных крестьян и,
возглавив этот конный отряд, нес кордонную службу на границе Рославльского и Брянского
уездов, пока не отпала опасность французского вторжения. Во-вторых, Д.Н.Тютчев не был чужд
поэзии - одна из его од напечатана в «Трудах Орловской ученой архивной комиссии за 1894 год».
Дочь Д.Н. Тютчева, Пелагея Дмитриевна, была замужем за полковником Карлом Еремеевичем
Лизандером, который в 1840-е г. явился дмитровск-орловским уездным предводителем
дворянства. Полмученная им в приданое за женой д. Журиничи Брянского уезда после смерти К.Е.
Лизандера перешла к детям, среди которых следует выделить Дмитрия Карловича, знакомого А.А.
Фета по Московскому университету и также активно занимавшегося поэзией. Д.К.Лизандер (1818-
1894) издал три сборника своих стихов (в 1845,1859 и 1892 гг.), 111зывы о которых были чаще
критическими, чем сочувственными, хотя поэтического дара он не был лишен. Не случайно такой
строгий ценитель стихов, как А.А. Блок, выделяя наиболее примечательные стихи русских поэтов
первой половины XIX в., включил в их число одно стихотворение Д.К. Лизандера.
Одной из старинных дворянских фамилий Брянского уезда были Бахтины. Остановим
внимание лишь на двух из них. Иван Иванович Бахтин (1754-1818), родом из с. Страшевичи, в
1770-1780-е гг. довольно активно занимался литературным творчеством: писал сатиры, басни,
эпиграммы, принимал деятельное участие в создании первого сибирского журнала «Иртыш,
превращающийся в Иппокрену». Как человек «неукоризненной честности», не раз выполнял
поручения Александра I о расследовании злоупотреблений помещиков и чиновников. В 1803-1814
гг. был губернатором Слободской Украины, где заслужил уважение своей порядочностью,
активным участием в открытии Харьковского университета. Дружески общался с его
преподавателями, отзывавшимися о И.И. Бахтине, как о человеке «добрейшем», «замечательно
светлого ума», обширной начитанности, хотя и не лишенном некоторых слабостей (по выходе
И.И.Бахтина в отставку харьковские дворяне по подписке собрали 40 тыс. рублей, чтобы оплатить
карточные долги бывшего губернатора). Незадолго до кончины успел издать итоговый сборник
стихов, драму «Ревнивый» и прозаическую книгу «Вдохновенные пути».
Михаил Петрович Бахтин (1763-1838) после выхода в отставку в звании полковника
вернулся в свое родовое имение в с. Барышье, значительно благоустроил его, построил здесь
каменную церковь, а в 1835 г. выразил готовность пожертвовать всеми благоприобретенными
имениями для открытия в губернском городе Орле кадетского корпуса для подготовки офицеров
русской армии. Николай I высоко оценил благотворительность М.П. Бахтина, произведя его в
генерал-майоры, наградив орденом Владимира 2-ой степени и присвоив создаваемому в Орле
кадетскому корпусу имя генерал-майора М.П.Бахтина. В конечном счете М.П.Бахтин пожертвовал
на устройство и содержание кадетского корпуса все имеющиеся у него средства (1,6 млн. руб.
ассигнациями), а также своих крестьян (5400 душ), которые продавались казне и переводились в
разряд государственных. Это было одно из самых крупных частных пожертвований в
дореволюционной России.
Из дворянских семей, но более позднего происхождения вышли некоторые заметные деятели
общественной и литературной жизни 1860-1880-х гг.: Николай Александрович Вормс (1845-1870),
родившийся в Севске, учившийся в Орловской гимназии, печатавший свои стихи, заметки, очерки
в московских и петербургских журналах, умерший в эмиграции, где он успел опубликовать в
«Колоколе» большой очерк «Белый террор», посвященный Д. Каракозову; Иван Петрович
Белоконский (1855-1931), сын новозыбковского врача, активный участник народнического
движения, после возвращения из сибирской ссылки, живший и работавший в Орле и Курске,
занимаясь в основном земской статистикой и журналистикой, автор многих рассказов, статей,
очерков, мемуаров; Евтихий Павлович Карпов (1854-1926), уроженец Карачева, окончил
Орловскую гимназию, был активным участником «хождения в народ», после арестов, тюрем и
ссылок жил в 1885-1886 гг. в Орле, сотрудничал в газете «Орловский вестник»; основную
известность получил как драматург (написал около 20 пьес) и театральный деятель (был одно
время главным режиссером Александрийского театра); являлся также автором ряда повестей,
очерков, воспоминаний.
Большую роль в развитии духовной и общественной мысли, науки и литературы сыграли
также многие выходцы из духовенства. Для большинства из них ворота в мир знаний были
открыты в годы учебы в духовной семинарии, основанной в 1778 г. в Севске, переведенной в 1827
г. в Орел и продолжавшей работать дальше уже в губернском городе.
Некоторые из выпускников семинарии не пожелали связать свою жизнь с церковью, но
успешно проявили себя в других сферах. Вот лишь отдельные примеры. Гавриил Петрович
Успенский(1765-1820) и Иван Дмитриевич Книгин (1773-1830) были профессорами Харьковского
университета: первый - истории, географии и статистики (главный труд - «Опыт исторического
повествования о древностях русских»), второй - преподавал анатомию и физиологию, был долгие
годы деканом медицинского факультета.
Семен Егорович Раич (1792-1855) был из многодетной семьи священника Амфитеатрова из
с. Высокое Кромского уезда. После окончания Севской семинарии занимался педагогической,
общественной, журналистской и литературной работой. В 1820-1821 гг. входил в тайный
декабристский «Союз благоденствия», но затем от политической деятельности отошел. В 1822-
1825 гг. возглавлял кружок молодых литераторов. Был первым учителем и наставником Федора
Тютчева, способствовал формированию его литературных интересов.
Степан Михайлович Семенов (1789-1852) после окончания в 1810 г. Севской семинарии
продолжил учебу в Московском университете, получил звание магистра этико-политических наук.
Был одним из основателей «Союза благоденствия», его секретарем и членом Коренного совета. В
то же время привлекался правительством Александра I к Рассмотрению дел о злоупотреблениях. В
частности, С.М. Семенов расследовал дело о тяжелых условиях труда, массовых наказаниях
крестьян и мастеровых на суконной фабрике в с. Прилепы Дмитриевского уезда Курской губернии
и различных злоупотреблений владелицы имения и фабрики генеральши O.K. Брискорн, вскрыв
многие вопиющие фак-1ы. Во время следствия по делу декабристов проявил большую твердость,
почему более полумесяца содержался на хлебе и воде, закованным в кандалы. Умер в Сибири.
С Севской семинарией был связан и целый ряд крупных религиозных деятелей. Это, в
первую очередь, Филарет (Федор Егорович Амфитеатров) (1779-1857), старший брат СЕ. Раича,
уроженец Кромского уезда. Окончив учебу в Севской семинарии, он был оставлен в мой
преподавателем, затем стал ректором одновременно в 1802-1804 гг. являлся настоятелем
Свенского монастыря под Брянском. Позже был ректором Московской духовной академии,
возглавлял ряд епархий, а последние 20 лет жизни был митрополитом Киевским. Являясь одним
ми наиболее уважаемых деятелей православия, Филарет еще при жизни почитался многими как
«человек праведный и святой». Недавно канонизирован Русской православной церковью.
Широкую известность в XIX в. как один из наиболее блестящих религиозных писателей и
проповедников получил Иннокентий (Иван Алексеевич Борисов, 1800-1857), сын священника из г.
Ельца, лучший выпускник Севской семинарии, а затем - Киевской духовной академии (позже был
ее ректором). Возглавлял ряд епархий, был избран действительным членом Российской Академии.
Последним ректором семинарии в Севске, при ком она переводилась в Орел, был Гавриил
(Василий Николаевич Воскресенский, 1795-I868), позже получивший известность как первый
историк русской философии (его «История философии» была издана 1839-1840 гг. в Казани, где
автор был профессором местного университета).
В Брянской земле находятся родовые корни замечательного русского писателя Николая
Семеновича Лескова. Его дед, прадед и другие предки были священнослужителями в с. Лески
Карачевского уезда, отец «кончил Севскую семинарию, но не захотел продолжать церковную
службу и уехал в Орел, где и устроился мелким чиновником.
Здесь же на Брянщине родовые корни замечательного русского писателя XX в. Михаила
Афанасьевича Булгакова. Его дед с отцовской стороны был священником с. Байтичи Брянского
уезда; дед с материнской стороны, Михаил Васильевич Покровский, родом из с. Глоднево
Дмитровского уезда, в течение 40 лет был священником в Карачеве, оставив у горожан добрую
память. Отец писателя, Афанасий Иванович, был выпускником Орловской семинарии, а затем
доцентом Киевской духовной академии; мать, Варвара Михайловна Покровская, окончила;
гимназию в Орле и до замужества работала преподавательницей в Брянской и Карачевской
женских прогимназиях. Венчание новобрачных проходило в Карачеве, вел службу М.В.
Покровский.
Сын священника из с. Авчухи Дмитровского уезда, Алексей Николаевич Косминский
обучался сначала в Севске, затем в Орловской семинарии, позже закончил Варшавский
университет, где был оставлен для подготовки к профессорской должности (его диссертация
«Первый Ахейский союз» была опубликована в Варшаве), но семейные обстоятельства не дали
ему возможности заняться наукой. Нереализованный потенциал отца полностью раскрылся у его
сына, Евгения Алексеевича Косминского (1886-1959), ставшего крупнейшим специалистом по
истории средневековья, академиком.
Выходцами из семей священнослужителей были: Раиса Витальевна Радонежская (конец
1850-х - 1884) из с. Радутино Трубчевского уезда, обучалась в гимназии в Орле и сотрудничала в
газете «Орловский вестник», печатая в ней очерки из народной жизни; ее произведения
появлялись и на страницах столичных журналов, но главным делом ее жизни была работа в
народной сельской школе, лишившись которой, она покончила с собой.
Даниил Осипович Святский, сын севского священника, обучавшийся в Орловской
семинарии, причастный к революционному движению начала XX века, но более известный как
ученый - астроном и краевед (издал, в частности, книгу о Севске, Дмитровске и Комарицкой
волости); в 1920-х гг. был одним из организаторов и руководителей русского краеведения, затем -
репрессирован и умер в ссылке.
Число подобных примеров можно было бы значительно увеличить, но и приведенные
позволяют говорить, что в жизни наших четырех регионов было много самых разнообразных
связей, включая сферу культуры в широком смысле этого слова.
/ Культурный и научный потенциал региона: общее прошлое, общее будущее :
материалы межрегиональной научно-практической конференции. - Орел, 2002. – С.
16-22.

(Владимир Викторович Крашенинников)