СтраницаШинаков

Евгений Шинаков Брянск

 «Археология — это не профессия, а образ жизни», — признаётся ведущий археолог Брянской области, доктор исторических наук, профессор Евгений Шинаков. К числу научных открытий Евгения Александровича относится точная локализация древнерусских городов Стародуб, Севск, Радощ… В экспедициях под его руководством было обнаружено более ста памятников истории, которые помогли определить этнокультурные границы области.

— Археолог — это смесь цинизма и романтики. Потому что знаем всё и смотрим в корень. А ещё с мая по октябрь — это сезон экспедиций… Археолог всё это время живёт в палатке и собственными руками переворачивает тонны земли. Нам удаётся побывать в разных уголках страны и мира, увидеть то, что веками скрыто от глаз человека… Это же романтика!

Я из Перми. А предки мои из Архангельска, Ярославля — северных регионов страны. После аспирантуры я выбрал Брянск, следуя своим научным интересам. Моя кандидатская диссертация «Население междуречья Десны и Ворсклы в конце десятого — начале тринадцатого веков» отчасти связана с этими районами. Так вот с 1981 года живу здесь.

Лично я с 1972 года. Начинал с раскопок Москвы в экспедиции Лазаря Бороновича. Целью этой первой моей археологической практики было восстановление первоначального облика архитектурных сооружений. Вообще, я выпускник кафедры археологии МГУ. В 1973 году проходил практику в Смоленске, в 1974 — в Новгороде, где уже частично руководил раскопками. А дальше было много всяких экспедиций.

— Для меня, как специалиста, самое интересное — это находки погребений с племенными украшениями. В этом году в Елисеевичах наконец-то нашли женское погребение с украшениями. И Брянщина — один из самых интересных регионов в этом плане. На всю Древнюю Русь жило двенадцать славянских племенных союзов. Так вот из этих двенадцати — пять жило на Брянщине! Уникальное явление, когда границы пяти племенных союзов сходились в одной области. Это единственное место на всю Россию, Украину и Белоруссию.
— У нас на Брянщине древнейший памятник — это в Хотылёво. Местный археолог Фёдор Заверняев, который нашёл эту стоянку, датировал её возрастом сто двадцать тысяч лет. Получается, что в Хотылёво ещё так называемые синантропы жили. Даже не неандертальцы, а их предшественники. Это недочеловеки или обезьянолюди. Ещё даже не homo sapiens. Но есть и вторая точка зрения. Сейчас в Хотылёво копает Николай Гаврилов — московский археолог, с которым мы сотрудничаем в течение ряда лет. Вот он считает, что стоянка немного «помоложе». Его гипотеза — семьдесят пять тысяч лет. А это уже немножко позже — эпоха Мустье, когда жил неандерталец. Правда, он ещё не умел говорить.
— Самый крупный клад, найденный на Брянщине, — это три с половиной тысячи дирхемов, закопанных в горшочке далеко в лесу. Можно предположить, что это была войсковая казна. Только в поселениях кладов не бывает, потому что ценности обычно закапывали в лесу, чтобы никто не знал. А вообще, клады это не шутка. Я сам видел фотографию: гора серебряных монет в человеческий рост, и на ней паренёк сидит, довольный такой. Хотя для меня, как археолога, любая находка — это уже клад, будь то стеклянный браслет или целое поселение. Потому что ценно это прежде всего для науки. А это самое главное!