Страница Севского

Энциклопедия Севского края. Брянская область.

Редко бывает, чтобы истории так повезло на «земляка». Севской истории «повезло» на Владимира Крашенинникова, брянского историка, и в недавнем прошлом председателя брянского общества краеведов

Несколько лет тому назад, при губернаторе Юрии Лодкине, который полагал, что лучше других знает, какой должна быть брянская история, Крашенинников от этой должности отказался, а вскоре и общество приказало долго жить. Ну, а Крашенинников потратил освобо­дившееся время на собирание мате­риалов по истории родного севского края. Недавно два объемистых тома «Истории Севска и окрестностей» — каждый по восемьсот с лишком страниц — вышли скромным тира­жом в 400 экземпляров. Хотелось бы больше, но, как говорит сам автор, напечатано книжек столько, насколь­ко смог денег насобирать. И при этом особо отмечает поддержку уроженца Севска, бывшего первого заместите­ля министра обороны России Нико­лая Михайлова.

Часть тиража Крашенинников роздал по брянским библиотекам. В продажу двухтомник не поступал. Из­дание можно упрекнуть в сложности структуры — тут и история Севского уезда, который был много больше нынешнего района, и истории самых знаменитых севских сел, и очерки, посвященные отдельным событи­ям.  Сотни событий, тысячи имен. А главное — множество удивительных деталей, которые, собственно, и составляют сердцевину истории.

Чуть ли не сотню лет брянские кра­еведы предлагали читателям лишь готовые идеологические схемы и подогнанные под них шаблоны и цифры. В издании Крашениннико­ва репродукции портретов белых и красных, советских начальников и пострадавших священников-мучени­ков нередко размещены на соседних страницах. По собственному опреде­лению, автор попытался посмотреть на свершившиеся события немного отстраненным взглядом. Не торопясь с выводами, он при этом щедр на детальные рассказы о случившихся событиях.

И кто помнил, знал до Краше­нинникова, что Севск на несколько столетий при татарах исчез, что­бы возродиться только в начале XVI века В XVII веке он был круче Брянска, являясь, по сути, главной русской крепостью на южных грани­цах. Или деталь: во времена Смуты из Москвы в Севск командируется воевода Колтовский и... не находит в положенном месте ни острога, ни служилых людей, и в который раз Севск начинают отстраивать заново И такой эпизод. В очередное ли­холетье в 1668 году севский воевода Петр Шереметев-Большой занимает лично денег, под проценты, чтобы отдать хотя бы по гривенке своим служилым людям — комарицким драгунам, «видя конечную разруху пехотных людей, что идут босы и оттого многие безножеют, и не хотя людей разметать».

Или вот — из справки о при­готовлении соискателей в Севскую духовную семинарию (1847 год): «14 оказались приготовленными достаточно хорошо, 14 — поря­дочно, 47 — не худо и 14 — весь­ма слабо и недостаточно». А в ито­ге сразу зачислены в семинарию только 28 человек, 47 — приняты «до усмотрения их успехов», а 14 возвращены в тот же класс духов­ного училища «для усовершен­ствования».

А вот — списанная надпись с памятника севскому доктору Климонтовичу (умер в 1897 году) «Не­забвенный общественный деятель, врач и друг страждущих и бедных». Этого забытого Климонтовича, как десятки других забытых имен, Кра­шенинников возвращает в севскую историю, наполняя ее множеством ранее забытых сюжетов и фактов.

Начало 1918 года. При попытке разгрома винного склада застрелен солдат, один из нападавших из де­ревни Коростовка. И вот товарищи требуют от священника с одной сто­роны похоронить его в церковной ограде, а с другой — сопровождают необычные похороны стрельбой и пением безбожной Марсельезы.

А кто помнит сегодня, что после войны лучшим севским колхозни­кам давали звание Героя соцтруда за высокие урожаи конопли? В апреле 1948 года его получила зве­ньевая колхоза «Красный Профинтерн» (с. Бересток) Анна Мартынова. В августе 1949 года — звеньевая Анна Ковшова.

А знаете ли вы, что слово Севск — вовсе не славянское, а, скорее, иранское «Черный»? Так кочевники некогда назвали здешнюю реку за темные воды. Или что в граждан­скую войну город переходил из рук в руки больше десяти раз? И в Оте­чественную бои за Севск были куда более жестокие, чем за Брянск, а вот звание города Воинской славы он так и не получил.

А помните, кто дал команду в на­чале 60-х прошлого века взорвать знаменитый Успенский собор? Этого в то время можно было бы не делать, но первого секретаря райкома Ракитина, не местного, пьяный раж разо­брал. И не пощадили красоту.

Эти детали, эпизоды из книги можно вспоминать и вспоминать. Это и есть настоящая наша история.