СтраницаРОХМАНОВО

РОХМАНОВО БРЯНСКАЯ ОБЛАСТЬ (посёлок, деревня, село, населённый пункт)

РОХМАНОВО (Рохманов, Рахманово), с, Унеч. р-на, Высокского с.п., в 2,5 км к 3. от села Вы­сокое, в 17 км к Ю.-В. от Унечи (52°45' с.ш., 32°52'55" в.д.). 0,31 т.ж.; макс. 0,82 т.ж. (1926). В 1 пол. XVII в. - владение Стравинского; с 1677 -владение Улезко, с 1734 - Галецкого. С кон. XVII в. упом. как село с храмом Архангела Михаила (закрыт в 1930-х гг., не сохр.). Со 2 пол. XVII в. входила в полковую сотню Стародуб. полка; с 1782 по 1929 в Стародуб. уезде (с 1861 в составе Яцковской вол., с 1923 в Гарцевской вол.); с 1929 в Унеч. р-не. В XIX в. действовали винокуренный и маслобойный з-д; в 1914 была открыта зем­ская школа. В сер. XX в. - колхоз "Новая жизнь". До 1959 - ц. Рохмановского с/с. Дом культуры, библиотека, начальная школа. Инд. 243314. Кол­хоз "Мирный".

 

 

История многих наших сел представлена в книге «Описание Старой Малороссии» Александра Лазаревского. Очень интересные сведения удалось почерпнуть из этой книги о с. Рохманово (рохманый — покорный, смирный), которое основано при реке Стечне. Когда возникло село, точно установить не удалось, но оно существовало уже в первой половине XVII века, и владел им шляхтич Островинский (в других источниках — Стравинский).

В 1648 году Збигнев Стравинский был стародубским земским судьей. О Рохманово старожилы в 1729 году рассказывали: «По изгнании ляхов с Украины, як стало оное село быть войсковое, гетман Самойлович в 1677 году отдал во владение тое село Рохманово за службу Тимофею Улезку...»

По низложении Самойловича Мазепа выдал Улезко 4 октября 1687 г. другой универсал, закрепляющий его право на владение Рохманово «как способному до услуг войсковых». Село Рохманово оставалось во владении Улезко и после того, когда он перестал быть хорунжим. Тимофей Улезко имел двух детей: дочь, бывшую замужем за рохмановским священником Симоницким, и сына Михаила, который в 1706 году был взят в плен шведами под Несвижем. Три малолетние дочери Михаила росли под опекой деда, старого Улезко, который четырнадцать лет ждал сына из плена и, не дождавшись, в 1720 году умер. Дочери Михаила Улезко вышли замуж за простых людей. Село Рохманово осталось без «державца», так как ни к Симоницкому, ни к дочерям Михаила Улезко перейти не могло. Чем и воспользовался полковой есаул Березовский, начавший еще при жизни Тимофея Улезко принимать все меры, чтобы стать после его смерти рохмановским «державцем».

Обычным приемом в таких случаях была «скупля» крестьянских грунтов, а затем просьба к гетману — сначала о подтверждении «скупли», а потом и об универсале на само село. Березовский обманным путем купил землю одного рохмановского крестьянина, на что Улезко пожаловался Скоропадскому. Гетман вынужден был вмешаться и прислал универсал, в котором приказывал: «Абы никто с полчан стародубских, жадных до грунтов в селе Рохманово, не важился скуповати грунты в местности Тимофея Улезко...» Но Улезко был уже стар, чтобы добиться возвращения своих земель, тогда как Березовский не только не обратил никакого внимания на гетманский универсал, но после смерти Тимофея Улезко успел выпросить у того же Скоропадского и все село Рохманово.

Неожиданно через 17 лет из плена вернулся Михаил Улезко. Он обратился к гетману с просьбой о возвращении ему Рохманово. В мае 1722 года Скоропадский прислал из Москвы следующий универсал: «Вам войтови и всем посполитим людям в с. Рохманове мешкаючим, так как п.Михаил Улезко вернулся из плена, где долго выносил неволю и тяжбу, а ныне с божьей помощью вернулся и может отменно нести войсковую... определяем с. Рохманово знов полковнику М. Улезко в прежнее владение, а п. Березовский — до Вас уже интересоваться больше не может...»

Несмотря на этот универсал, Березовский не захотел возвращать Рохманово, объясняя тем, что он уже устроил хутор на купленной земле. Улезко пожаловался новому гетману Полуботко, который в 1723 году писал Березовскому: «Вернуть село Рохманово М. Улезко, а за хутор, вами построенный, пусть Улезко вам уплатит». Так М. Улезко стал снова «державцем» Рохманово. Но, уладив свои имущественные дела, Улезко не мог уладить семейных. Его зятья, рядовые рохмановские казаки Семен Кожуховский, Тимофей Юрский и Онисифор Тищенко (последний стародубский мещанин), не давали тестю покоя, требуя участия в распоряжении местностями, в чем Улезко им отказывал.

Семейными неладами воспользовался свояк Улезко — Семен Галецкий, который убедил владельца уступить ему Рохманово, обещая за это свою защиту от детей. Улезко согласился на эту сделку и по акту 1734 года уступил Рохманово Галецкому вынужденно «видячи себе от зятков Тимоша Юрского и Семене Кожуховского, которые не уважаючи ни мою старость и слабость, смерти межбють и обкрадають».

После смерти Улезко один из зятей его, мещанин Тищенко, желая добиться права владения селом Рохманово, определил сыновей в генеральную канцелярию, чтобы дать им возможность получить какой-либо войсковой чин. И как только сыновья Тищенко, Максим и Федор, получили звания войсковых канцеляристов, мать поспешила передать им свое отцовское наследство. Получив звание, Максим и Федор стали именоваться не Тищенко, а Лашкевичами. Однако Галецкий затем предъявил иск на право владения селом и выиграл дело. Рохманово осталось за ним. Но уже в 1781 году село принадлежало нескольким владельцам — Ивану Галецкому, сыновьям Максиму Улезко и Михаилу Жираю. В нем было 23 двора крепостных крестьян и 11 дворов казаков.