СтраницаРодник

Родник Брянск

Бьют родники из-под горы

Родник — водный источник, текущий из глубины земли. Еще его именуют ключ. Сколько повидал я их на своем веку. Они разные. Шум воды у одних слышен издалека. У других вовсе не приметен. Бьют родники из-под горы, на ровном месте из-под земли в траве, в тени деревьев из-под корня... У всех холод­ная, вкусная вода. Ах, студена криница, дай воды напиться.

Ложок мы назвали Студенцом

Низинку с лозняком и родничком.

Был скромен ток искрящейся воды,

Но был он как награда за труды,

Когда ты, вдосталь помахав косой,

Склонялся над студеною водой, — писал брянский поэт Николай Иванин в стихотворении «Студенец».

Мчатся автобусы, троллейбусы. Взад и вперед снуют люди по тротуару. А рядом из-под земли бьет и бьет мощная струя чистой холодной воды. Когда-то этот родник, мне рассказывали, считался святым местом. Потом его запустили. Со временем опять благоустроили. Сделали бетонные стенки. Воду направили в широкую стальную трубу. Оборудовали слив, ступеньки для пешеходов. Сама природа создала зеленый шатер.

С удивлением смотрел мой друг на это чудо. Подставил посудину. Вода хлы­нула в нее. Не ожидал такого напора. Не удержал. Опустил. Улыбнулся. Попил водички. Передохнул. Снова припал губами к живительной влаге.

— Хороша! — произнес с удовлетворением.

Я смотрел на него. И мне показалось, в его глазах появилось вдохновение, оживленность. Радостнее на душе стало и мне. Родник этот неподалеку от па­мятника болгарским патриотам.

Не раз бывал я и у другого родника, что возле Тихвинской церкви. Пил воду. Уносил с собой. Здесь вода идет по стальной трубе из-под белой каменной ча­совенки. Чтобы набрать водицы, надо спуститься по ступенькам в углубление, выложенное бутовым камнем. Наверху по камню идет железная оградка. Струя здесь течет плавно. Не то что в иных — буйно, напористо, могуче. Водичка же, говорят, здесь лучше. Хожу сюда я двумя путями: поднимаюсь с улицы Кали­нина или спускаюсь по крутой лестнице с проспекта Ленина. В зависимости от времени, настроения.

Если вы побываете в оврагах Нижнего и Верхнего Судков, то увидите здесь немало родников.

И струясь к Десне

Смиренно,

С незапамятной поры,

То не брат ли Ипокрены

Бьет из-под

Покров-горы?..

Подойду,

Озноб-водицы

Зачерпну из родника.

И душа как обновится,

Все начнет

С чистовика!

Так пишет поэт Николай Ивакин о родниках.

Во многих местах Брянска есть родники. Мощь их с каждым годом слабеет. Некоторые вовсе иссякли. Подземные воды уходят, опускаются поглубже, по­дальше от нас. И виноваты в этом, мы сами. Люди не хотят этого понять. А жаль!

«Где много воды, тут всегда жди беды», «Вешней воды и царь не уймет» — эти пословицы и поговорки вспоминались мне, когда однажды я побывал в музее ОАО «Брянский Арсенал». Заведующая Клавдия Сергеевна Бакина рассказала одну интересную историю о силе водной. Немало легенд, поверий о воде су­ществуют в народе издавна: слышал не раз о происшествии и на этом предпри­ятии. Рассказчики трактовали его по-разному, кто как мог. И вот передо мной документ тех далеких лет. Он гласит, что в 1893 году на «Арсенале» решено было вырыть артезианский колодец. При бурении допустили оплошность. Нарушили технику безопасности. Произошло оползание грунта. Возникла во­ронка. Под большим давлением в нее хлынула подземная вода. Забил мощный фонтан. Вода начала заливать территорию предприятия. Что делать? В образо­вавшуюся скважину опустили 450 пудов чугунного лома, более ста мешков с горохом и землей. Сила напора воды была такой, что все это было выброшено наружу. Давление воды было двести двадцать пять тысяч ведер в час. 25 марта 1896 года пришла новая беда. Земля между колодцем и ближайшими зданиями провалилась. В нее рухнули кузнечная мастерская, паровой вертикальный мо­лот, кузнечное оборудование, вся система водопровода. Провал был немалый — почти на двести футов, или шестьдесят два метра. Ущерб «Арсеналу» был нанесен более чем в 109 тысяч рублей. Сумма по тем временам большая. По предложению главного механика «Арсенала» Л.А. Боровича и специалиста из Москвы Вангеля были прорыты двадцать новых скважен, что позволило сни­зить давление. Воду направили в водопровод. Обо всем этом можно прочесть в постановлении военного следствия Московского военного округа за 1896 год. Подписано оно полковником Иваненком. За местом провала кузницы наблюде­ние велось вплоть до 1914 года.

Я. Соколов