СтраницаПетров

Константин Петров Брянск

Константин Петров минувшим летом в одиночку на автомобиле добрался до Монголии и преодолел знаменитую пустыню.

О нашем герое.

Константину Петрову 45 лет. Он практикующий психолог в Брянске. Считает, что при желании и определенном опыте

организации поездки дальнее путешествие может себе позволить каждый.

Мне давно хотелось побывать в пустыне одному, наверно, нужно это было. Спонтанного в нашей жизни ничего не бывает, все предопределено. Всего три недели — от идеи до выезда. А найти попутчиков сложно, поездка длительная. Ведь нужны люди, которые друг другу подходят— как минимум полтора месяца в пути. Четыре года назад я впервые поехал в дальнее путешествие, в Калмыкию. А самое-самое первое путеше­ствие — экологическая экспедиция, у меня случилось десять лет назад в пределах Брянской области. В 2012 году больше месяца путешествовал в составе малазийской экспедиции по Средней Азии. У этих путешествий разная сложность и различные цели.

И вот первый раз поехал один. Маршрут был просчитан — U тысяч километров, получилось больше. Я не привязан к обязательствам, делал незапланированные остановки и отклонялся от маршрута. Ехал мимо Бай­кала, захотелось заехать на остров Ольхон, он считается местом силы, сакральным местом. На границе Монголии и России познакомился с директором Катунского заповедника. Нашли общих знакомых и меня пригласили запо­ведник посмотреть. Не мог упустить такой шанс. 1500 тысячи незапланированных километров в итоге набежало. Впечатления от пустыни Гоби потрясающие. Там горы, степи, каменистые взгорья, мелкий гравий. Гоби — разноцветная, хотя иногда говорят — черная. По Гоби я проехал около полутора тысяч километров. Урочище Хэрмэн-Цав показалось одним из самых интересных и красивых мест в Гоби. Описать это не­реально и невозможно. Зеленого там нет, красные скалистые формы рельефа, пустынные места. За стеклом машины до 41 градуса жары доходило.

Попал в песчаную бурю и сбился с пути. Буря быстро начинается и заканчивается. Дорог нет, они проло­жены по руслам дождевых потоков в несколько метров или в сотни метров шириной. Ехал по азимуту, по камням и колючкам. Саксаул засохший режет резину, у меня было три запасных колеса.

Если бы что-то случилось, я мог бы подать сигнал, но чтобы кто-то приехал на помощь — это неделя. Конечно, это безумный поступок — по Монголии в одиночку ездить. Сложная страна в плане помощи извне. Нет регистрации туристов, никто не знает, куда ты пошел. Системы спасения не существует в принципе. Но уж очень захотелось там побывать.

Система безопасности была организована так. Отслеживали мой маршрут семья и друзья. И я чувство­вал, что не один. Это давало определенное спокойствие. Многие поддерживали, интересовались, как проходило путешествие.

Никакого общества путешественников в Брянске, к сожалению, нет. Есть отдельные люди, которые совершают дальние путешествия. Многие, скорее, туристы, чем путешественники.

Не допустить паники и отчаяния — самое главное, из-за этого люди гибнут. Даже сейчас, если открыть сидения машины, там запасы еды и воды еще на неделю. Возможность выжить от самого себя зависит. Много живности видел: гекконы, ящерицы, сурки, суслики. Охотился на них с фотоаппаратом. Пробовал монгольские бозы — как русские пельмени, сваренные на пару, что-то похожее на чебуреки, зе­леный чай с молоком и добавлением соли. Мне нравится.

Не страшно ли и не скучно? Много вопросов после путешествия задавали. Если доверие к себе и к миру — тогда все получается. Были люди, которые помогали, таких встреч было много. В самом центре пустыни я дваж­ды встречал российских туристов на машинах. Взаимопомощь в Монголии — основа выживания. Теперь я понимаю Конюхова... Почувствовал вкус одиночного путешествия, зависимость от одиночного пу­тешествия, чувствую: уже формируется.

В пустыне ты один на один с собой. Интересно наблюдать за собой, какой ты есть. То, о чем не хватало времени подумать дома — думаешь, о смысле жизни, например. На одни и те же явления по-другому смотришь. Мне незнакома постотпускная депрессия. Еще не закончив предыдущее путешествие, я уже думаю о бу­дущем.

Записала Ирина МАЛОВА