Страницапечи

Брянск, памятник "Медвежьи печи"

Медвежьи печи

Рассказывают, что в XVIII веке эти лесные места принадлежали роду про­мышленников Мальцевых. Была здесь глухомань. Однако и сюда проникли люди. Нарождающаяся промышленность требовала топлива. В печах-ямах ста­ли выжигать древесный уголь.

«Была в этих местах хорошая глина», — утверждал один их старожилов. Это не прошло мимо Мальцева. Он стал ее использовать для литейных дел. Обору­довал в лесном урочище ряд кустарных печей для обжига кирпича. Со временем появился более прочный жаростойкий кирпич и более дешевый. Естественно, отпала необходимость в печах. Места заросли малинником. Где малина, там и медведи. Рядом забропгенные печи-ямы. Что может быть лучше для берлоги? Охотники на медведей не упускали возможности подкараулить зверя в «медве­жьих печах».

В годы Великой Отечественной войны в этом урочище зимой 1941/1942 гг. в землянках некоторое время располагался Брянский городской партизанский отряд. Лагерь находился в удобном для защиты месте: с трех сторон его ок­ружала труднопроходимая, заваленная буреломом пойма небольшой речушки. Проходы к лагерю со стороны железнодорожной станции Батагово также были затруднены, к тому же рядом была чистая родниковая вода. Лагерь находился на развилке двух железнодорожных магистралей Брянск — Москва и Брянск ■— Орел. Это тоже было важно.

В ноябре 1942 года партизаны взорвали мосты у разъезда Козел кино и у стан­ции Батагово, тогда же начался счет пущенных под откос вражеских эшелонов. «К первому зимнему лагерю «Медвежьи печи» мы, старые партизаны, питаем особые чувства, сравнимые, пожалуй, с чувством людей к отчему дому, к мес­ту их юности и возмужания, — пишет в своей книге «О друзьях-товарищах» партизан Федор Александрович Костин. — В «Медвежьих печах» начиналось становление партизанского отряда, здесь отрабатывались методы полевой и агентурной разведки, устанавливались связи с подпольем, отсюда уходили мы на первые боевые операции».

«После одной из удачно проведенных операций немцы решили расправить­ся с партизанами. Они двинулись в атаку на партизанский лагерь в урочище «Медвежьи печи», — вспоминает ветеран партизанского движения Михаил Сергеевич Зеленец. — Но подступы к лагерю были заминированы, километрах в двух от землянок находились пулеметные заслоны. Случилось именно так, как и предполагалось. Враг пошел на лагерь именно с этих направлений. Как только выставленные посты определили, что немцы зашли на минные поля, мины были взорваны. Завязался бой. Враг потерпел поражение». Оставаться на прежнем месте было опасно. Партизаны знали, что немцы не смирятся с этим. Они придут снова с более крупными силами. На другой день народные мстите­ли ушли на новое место. Борьба продолжалась.

Сюда, в «Медвежьи печи», сразу же после войны пришли оставшиеся в жи­вых партизаны и своими руками воздвигли памятник погибшим. Мне прихо­дилось не раз бывать в этом урочище: восстановленные партизанские землян­ки, обелиск павшим. Во время первого посещения дорогу показывал партизан Сергей Поляков. Интересно, что на Брянской земле в 30-е годы существовало несколько населенных пунктов, носивших «медвежьи» имена: Медвежье, Мед­вежья Лапа, Медведи. Жаль, что только самих медведей, некогда в изобилии водившихся в Брянских лесах, почти не осталось.

Я. Соколов