СтраницаМатреновка

Мемориальный комплекс “Матреновка”  Жуковский район Брянской области

Каждый год, 20 мая, на этом месте собираются люди, чтобы отдать дань памяти жертвам чудовищной расправы. Священный долг живых — помнить свою историю, ведь без прошлого нет будущего.

Памятник мирным жителям замученным, заживо сожжённым и расстрелянным в 1941—1943 гг. немецко-фашистскими захватчиками. Жуковский район, д. Матрёновка

РАССТРЕЛЯННАЯ МАТРЕНОВКА

После того, как через Матреновку прошли вражес­кие фронтовые части и наполовину сожгли ее, жители, помогая друг другу, вырыли землянки для тех, кому негде было жить, восстановили колхоз. В фашистском тылу он просуществовал до июля 1942 года. Кол­лективное хозяйство не просто существовало само по себе. Оно было связано с партизанами, помогало им, чем только могло. По весне селяне сеяли из лукошек рожь, сажали картошку. А когда приходила пора убирать урожай, партизаны, перекинув за спину автоматы и вин­товки, ночью брали в руки косы и грабли. Утром, к изум­лению фашистов, поля уже были пусты.

Повальные обыски ни к чему не привели. Тем не менее колхозники ели хлеб. Иногда полицейские находили в избах молоко, хотя ни одной коровы в деревне не было. Жестоко расправлялись гитлеровцы с матренов-цами за их связь с партизанами. Расстреливали заложни­ков. С наступлением темноты убивали каждого, кто пока­зывался на улице. После партизанских вылазок жгли дома.

К весне сорок третьего в Матреновке не осталось ни одной целой избы. Лишь баня маячила на отшибе. И все-таки деревня жила, зарывшись в погребах, сбившись по пяти семей в одной землянке. Несмотря на пытки и расстрелы, население так и не выбрало себе старосту, не дало ни одного человека для работы в полиции.

С   помощью   матреновцев   партизаны    не   раз   громили оккупантов.. Фашисты бесновались. Они не раз вымещали  свою  злобу  на   стариках,  женщинах,  детях.

...Самый страшный день в страданиях Матреповки выпал на 20 мая 1943 года. С самого вечера на этот день и всю ночь с трех направлений двигались к Матре-новке и Белеву немецкие части. К утру 20 мая 1943 гада две эти деревни были плотно оцеплены. На возможных подходах партизан были оставлены засады с пулеме­тами. В пять часов утра началось...

Увидев на улицах немецких солдат, поджигавших оставшиеся постройки, жители попытались бежать, но их тут же перехватывали другие и заталкивали в развалины уцелевшего сарая (или конюшни). Когда на­били битком, около ста человек, заперли двери, облили стены бензином и подожгли. Страшно кричали заживо горевшие люди. Через полчаса фашисты открыли по ги­гантскому пламени пулеметный огонь. Один час — и все было кончено.

...Группы солдат по пять человек стали «обрабаты­вать» землянки, где находились перепуганные люди. Их тут же убивали выстрелами, кололи штыками и ножами. А если кто из раненых шевелился, их при­стреливали из автоматов. Затем убийцы, выходя из землянок, бросали туда по нескольку гранат. Все руши­лось, горело, рвалось в клочья! В этот день в Матре-новке и Белеве не было ни одного целого трупа. Кро­вавая расправа длилась целый день. Лишь под вечер каратели ушли.

Черный дым над деревнями, треск выстрелов и взрывы гранат распугали жителей близлежащих деревень, и они, объятые ужасом, разбежались по разным местам в по­исках укрытий от обезумевших фашистов. Лишь через три дня самые смелые пришли в Белево и Матренов-ку и похоронили останки погибших. Где погибли, тут же и хоронили то, что осталось на виду.

Остался ли в живых кто-нибудь? Да, остались — две женщины и шесть подростков по одиннадцать— - тринадцать лет. Они до сих пор все помнят. Все они были ранены пулями или осколками от гранат. Один из них был ранен восемью автоматными пулями, но, к счастью, ранения не задели важных органов.

Гражданка Симкина Анна Леоновна, увидев, что фа­шисты подняли автоматы, упала в обморок, а застрелен­ные дети упали на нее, закрыв мать. Она осталась живой и жива в настоящее время. Остальные подростки успели юркнуть под печи, за печные трубы, под пол, а один даже забрался в пустой улей для пчел. И вот от них и стало известно, что произошло в Матреновке. Это очевидцы матреновской трагедии. Других очевидцев в Матреновке нет.

Этот день уничтожения Матреновки и Белева у не­мецкой зондеркоманды был назван кодовым наименова­нием «Репейник-1». Второй «Репейник» они устроили в деревне Борятино Клетнянского района Брянской об­ласти...

Это строки из письма, которое хранится в Брянском областном музее. Автором его является А. Е. Голын-ский, бывший учитель, проживающий в с. Касымово Жуковского района. Он многие годы собирал сведения о трагедии в Матреновке.

После изгнания оккупантов с брянской земли, мат-реновцы, находившиеся в то страшное утро в лесу и избежавшие дикой расправы, стали возвращаться домой. Было их немного. Но жизнь в Матреновке возобно­вилась. Мало-помалу деревня стала отстраиваться. Кол­хозники поставили добротные дома по одну сторону ров­ной улицы. Другую ее сторону отвели под сады и ого­роды. Конечно, деревня сейчас намного меньше довоенной. Тогда в ней было сто пятьдесят дворов, сейчас — лишь около двух десятков. Но выглядит она хорошо, красиво. И природа кругом богатая. Давно заросли шрамы войны. Вот только памятник — каменная женщина с ребенком — напоминают людям о разыгравшейся здесь когда-то трагедии, о мужестве тех, кто стоял под дулами авто­матов врага с гордо поднятой головой. О мужестве матреновцев рассказывает и музей партизанской славы,

Земли местные бедные — песок да глина, а сторона краси­вая: в окрестностях река Ветьма, заливные луговины и леса. Жили здесь люди богато, крепко. Новенькие избы, свет, как в городе, радио. Потом появились первые тракторы, комбайны, школа с широкими окнами. Колхоз назывался «Красный мура­вей». Такое наименование он получил не случайно. В Матренов-ке жили очень дружные люди, которые придерживались прин­ципа: один за всех, вое за одного. Руководила матреновским хозяйством Мария Соболева.

И вдруг 22 июня 1941 года разразилась война. М. Соболева во время бомбежки погибла, выпуская племенных телят из го лрая.

 То, что годами наживали трудовые руки матреновцев, было уничтожено. Фашисты сбили прикладами замки доборов, забрали машины, угнали скот, из автоматов расстреляли кур и гусей.

Враг оккупировал Матреновку, но люди не покорились. После того, как через деревню прошли вражеские фронтоные части и наполовину сожгли ее, матреновцы, помогая друг другу, вырыли землянки для тех, кому негде было жить.

Жестоко терзали фашисты матреновцев за укрывательство и помощь партизанам. Расстреливали заложников, с наступлениом темноты убивали каждого, кто показывался на улице. После партизанских вылазок жгли дома.

К весне 1943 года в Матреновке не осталось ни одного целого дома. Только баня маячила на отшибе. И все-таки деревня жила, зарывшись в погребах, сбившись по пяти семей в одной землянке. Несмотря на пытки и расстрелы, население так и не иибрало себе старосту, не дало ни одного человека для работы и полиции.

Партизаны не раз с помощью матреновцев громили окку­пантов. Фашисты бесновались. Однажды они согнали человек сто жителей и объявили, что в отместку убьют для начала каждого десятого, и тут же выполнили угрозу. Потом приказали выйти из строя всем «мужчинам от шести до двенадцати лет», остальных погнали в полицию и под строгой охраной посадили в сарай. Два дня людям не давали ни есть, ни пить. Так бы и умерли арестованные, наверное, с го­лоду, если бы во время бомбежки матреновцы не проломили сте­пу и не разбежались.

Тогда гитлеровцы решили покончить с Матреновкой раз и навсегда. Для этого в деревню была направлена усиленная кара­тельная экспедиция.

И вот настало утро 20 мая 1943 года, самое страшное утро за всю горькую пору оккупации. Каратели окружили Матреновку и Белево. Они разбились на группы: во главе со старшим на каждую землянку. Человек сто с лишним гитлеровцы загнали в баню, заперли ее дверь, облили бензином стены и подожгли. Поодаль стояли солдаты с автоматами и стреляли в пламя. С грохотом обрушилась крыша, и по земле пополз черный страш­ный смрад...

По команде фашисты затем начали бить в землянки. Тех, кому удалось выскочить, тут же расстреливали.

Партизаны пришли в деревню поздно: сообщение о готовя­щейся расправе они получили с опозданием. Сняли над пепели­щем шапки, потом отыскали чудом уцелевших Анну Леонову, раненую Наталью Петрухину и деда Симкина. Больше в живых здесь не осталось никого. Фашисты расстреляли и сожгли две­сти сорок три жителя.

Над Матреновкой еще курился дым. Развалины, развалины... Над ними полыхали весенним пламенем кусты цветущей сире­ни, да, как свечи, зеленели молодые сосновые побеги.

Похоронили партизаны своих жен и детей, родных и знако­мых... Троекратно разорвал тишину прощальный залп. И ушли в лес, чтобы сторицей отплатить завоевателям за каждую погуб­ленную душу.

Фашисты считали, что огонь пушек и пулеметов, мины и бомбы сломят советский народ. Они просчитались и в поиске новых методов порабощения придумали «тактику выжженной земли». Так, на карте оказалась перечеркнутой крестом Матреновка. Но она продолжала жить, мстить врагу, как и вся земля брянская. Партизаны крушили врагов поодиночке, колоннами, пускали под откос поезда, расстраивали планы гитлеровцев.

После изгнания оккупантов матреновцы начали возвращать­ся из леса домой. Было их немного. Вырыли люди общую зем­лянку, разместились в ней на зиму.

Лопатами копали весной поле, заросшее чертополохом и бурьяном. Добыли полмешка семенного зерна, раненого коня, поставили на двор двух коров-«партизанок». Сеяли из лукошек, косили серпами, будто никогда не было у них ни жаток, ни тракторов, ни комбайнов. На помощь пришли оставшиеся в жи­вых партизаны да те, кто вернулся с фронта из-за ранения. Ко­пали уже не лопатами, а впрягались сами в однолемешный плу­жок, готовя к севу землю. Работали много. После пахоты шли возводить постройки.

Со временем починили ржавый тракторишко. Радовались ему, как дети. Но случилась беда: во время работы в небо из-под плуга взметнулся черный куст земли! Мина! Погиб тракторист.

Шли годы. Понемногу отстраивалась Матреновка. Теперь она: красивая, бревенчатая, лесистая. Колхозники поставили добротные избы по одну сторону ровной улицы. Другую ее сторону отвели под сады и огороды. Матреновка стала красивее прежнего. Но только не все ее дома встали на место. До войны  было сто пятьдесят дворов. Сейчас двадцать восемь. Неподолёку от них памятник — каменная женщина с ребенком — свидетельство разыгравшейся когда-то здесь трагедии, свидетельство мужества тех, кто стоял под автоматами врага с гордо поднятой головой.

Двадцать девятая бревенчатая изба в Матреновке — это музей и партизанской славы, где рассказано о тех, кто и в смерти прославил свое имя.

На столе —- простенький альбом. Самый потрясающий экспонат. На первой странице: «Товарищ! Прочти и запомни их имена|. Вот они, жертвы фашизма». И дальше нескончаемый список.......................

Волков В.В. Реквием Матреновке

20 мая  в   Матрёновке  состоялся  митинг, посвящённый   памяти  мирных  жителей, погибших в годы Великой   Отечественной войны. 

 Сегодня  деревня  Матрёновка не встречает гостей хлебом –солью, её уже нет, но каждый год 20 мая у мемориала   сожжённым жителям собираются люди, чтобы отдать дань памяти жертвам чудовищной  расправы.  В  числе  этих людей были  и учащиеся Ходиловичской ООШ  со  своими наставниками.  Русской  Хатынью  называют Матрёновку.  72 года  прошло  со  дня  её трагедии .  Священный  долг  живых – увековечить  память павших…

20 мая 1943 года навсегда останется страшным кровавым днем истории нашей малой родины. В деревне Матреновка Косиловского сельсовета полыхали весенним пламенем кусты цветущей сирени, как свечи мерцали молодые сосновые побеги, нежной зеленью шелестели березки. И это стало фоном чудовищной трагедии майского дня.