Страницамаленькая

Маленькая суражская война. Брянщина.

БРЯНСКИЕ КНИГИ

Казалось бы, было и быльем поросло. Но порой достаточно давней инте­ресной встречи да нескольких тетрадей старых записок, чтобы начать работать заново и в итоге описать давние события, о которых хоть завтра начинай снимать увлекательный сериал.

Так произошло с ветераном брянской милиции, полковником Николаем Исако­вым, по первой профессии — журнали­стом. Он написал интереснейшую книгу «Так бы сгинула чума» о послевоенной борьбе брянской милиции с бандита­ми — «лесными братьями» на территории Суражского района. Эта маленькая война растянулась на три года и оказалась дра­матичной и жестокой.

В советской литературе долго эксплу­атировался миф о том, что война с «лес­ными братьями» — бывшими полицаями, дезертирами, уголовниками имела место только в Западной Белоруссии и Укра­ине, но это не так. Больше тридцати лет назад в своей книге этой темы осторожно коснулся брянский чекист Феликс Дунаев, рассказавший о появлении в конце войны в ряде районов Брянщины многочислен­ных, хорошо вооруженных банд. Против некоторых из них приходилось органи­зовывать даже войсковые операции. Вот почему книге Исакова не помешала бы глава, объяснившая, что суражская лесная война не была явлением особен­ным, за исключением одной детали. Автор отмечает, что Суражский район оказался в области практически единственным, где во время прихода немцев не было организовано партизанское сопротивле­ние. Те, кому была поручена организация партизанских отрядов, это поручение не исполнили. На службу к оккупантам перешло много бывших советских и хо­зяйственных руководителей, здесь были созданы и действовали крупные полицейские отряды. Так что с освобождением района от фашистов здесь было кому     « страшиться Советской власти. И все же, изучая мотивы тех, кто уходил в лес, автор отмечает, что среди бандитов оказались самые разные люди, в том числе и бывшие фронтовики, по разным причинам рассо­рившиеся с представителями местной вла­сти. Как пример история фронтовика Лося, у которого колхоз отнял кусок земли. Тот пошел жаловаться в суд, судья его выгнал, фронтовик кинул в судью чернильницу, убоялся наказания и решил отсидеться в лесу. Думал: отсидится и вернется, но оказалось, что это уже невозможно.

Любопытно, что много лет спустя нашлись забубённые головы из псев­доисториков, которые по имени глав­ного суражского бандита Козина стали именовать суражские банды «лесной армией Козина». Утверждали, будто она была весьма массовой и ставила задачу свержения Советской власти в регионе. Эта версия шита белыми нитками. Исаков по документам доказывает, что общая численность бандитов в районе не превы­шала трех десятков человек. Они не были объединены в отдельный отряд, о буду­щем не загадывали, существовали по­рознь, порознь грабили и убивали. Хроно­логия этих нападений, грабежей и убийств на протяжении четырех лет, до осени 48 года — одна из самых страшных линий в книге. Неслучайно автор особо пытается разобраться в природе массовых, подоб­ных психозу страхов, одолевших местных крестьян. Власть пыталась вооружить активистов, но те не сопротивлялись бандитам. Несколько лет в районе суще­ствовали две власти: советская — днем и бандитская — ночью.

Исаков находит яркие краски в опи­сании и характеристике сотрудников суражской милиции, противостоявших бандитам. Чрезвычайно привлекательно в документальном повествовании вы­глядит капитан, много позже полковник, знаменитый брянский милиционер Ми­хаил Чириков. В областном УВД сураж­ская война была поставлена на особый контроль. В Сураж УВД направляло лучших работников, в том числе отли­чившихся на Западной Украине. Но тогда почему при очевидной малочисленности бандитов эта война растянулась на не­сколько лет?

Дело в том, что, прячась в лесах, банди­ты, все местные, оставались частью сураж­ского мира: у всех в деревнях родственни­ки, близкие, наводчики. И как волки, они «кормились» — грабив, разбойничали в чужих селах. Все лучшие, смелые в де­ревнях, все, кто мог бы оказать им сопро­тивление, оказались перебиты на войне. Да и советская власть во всех своих про­явлениях к запуганным селянам вела себя крайне безжалостно. Так что действующи­ми лицами в этом противостоянии были только милиция и бандиты.

Удивительный сюжет: главный борец с бандитами Чириков останавливается в лесной деревне на ночевку. По навод­ке в хату заходят бандиты, но спящего Чирикова не трогают: во-первых, если убьют этого, так пришлют другого, а во-вторых, именно Чириков добился воз­вращения из ссылки родителей Козина. Вот и зачлось.

В конце концов, бандитов одного за другим постреляли. Все, вроде, за­кончилось, и все же... Много лет спустя в форме офицера внутренних войск Исаков заехал в суземскую глушь написать очерк о создателе Брянского заповедника Шпи­лечке, и тут же побежала молва: Шпилен-ка приехали арестовывать.

Не ушел старый страх.

Юрий ФАЕВ