Страница Лжедмитрий

1605 год. Лжедмитрий. Стародуб. Брянщина.

С двумя спутниками — Григорием Каминцем и Алешкой Рукиным, называвшимся московским подьячим, — самозванец перебирается из Поповой Горы в Стародуб. Он назвал себя посланцем царя Дмитрия, его родственником Андреем Нагим.

Отсюда Рукина посылают объявить по северским городам, что в Стародубе объявился спасшийся царь Дмитрий Иванович. В Путивле Рукину дали несколько детей боярских и с ними отправили в Стародуб, пригрозив пытать, если он солжет. В Стародубе Рукин назвал Нагого царем Дмитрием. Тот вначале отпирался и говорил, что ничего не знает о царе Дмитрии. Стародубцы хотели схватить его, чтобы под пыткой узнать истину. Поняв, что они с нетерпением ожидают царя и рады будут, если он назовет им себя, самозванец решил пойти на открытую игру — схватил палку и закричал: "Ах вы блядьи дети, еще вы меня не знаете: я государь!" Стародубцам только этого и нужно было. Они упали ему в ноги и закричали: "Виноваты, государь, перед тобою!"

12 июня жители Стародуба присягнули на верность самозванцу, за­тем собрали деньги, одели его в дорогие одежды, поместили в лучшем дворе крепости и начали рассылать грамоты по другим городам, призы­вая на помощь внезапно объявившемуся царю ратных людей. Вскоре в Стародубе собирается конный отряд в 700 человек, Одновременно са­мозванец отправляет грамоты в Могилев, Оршу, Мстиславль, Кричев, Минск, приглашая шляхту к себе на службу с обещанием щедрой платы. Он писал рыцарству: "В первый раз я с литовскими людьми Москву взял, хочу и теперь идти к ней с ними же". Главным помощником самозванца из Стародубцев был представитель большого рода местных детей боярских ,—Гаврила Веревкин. Один из стародубских детей бо­ярских даже отправился под Тулу в царский стан и начал обличать самого Василия Шуйского за то, что он похитил трои у законного царя Дмитрия Ивановича. За такую дерзость он был схвачен и замучен огненной пыткой.

В день присяги Лжедмитрию в Стародуб прибыли отряды шляхты в количестве 5000 человек во главе с Меховецким, попутно опустошав­шие белорусские села и деревни. Первым приехал Меховецкий, в своё время служивший Лжедмитрию I и,поэтому много о нем знавший. В Стародуб из Тулы прибыл с грамотами о помощи атаман донских каза­ков Иван Мартынович Заруцкий, Он с первого же взгляда понял, что это не прежний Дмитрий, однако воздал ему царские почести и делал вид, что давно его знает, чем подкрепил уважение Стародубцев к Лжед­митрию. С этой же целью Заруцкий и Лжедмитрий устроили, по сго­вору, следующую сцену. Заруцкий на коне с копьем выехал за город­ские ворота, а следом за ним и Лжедмитрий. Там они стали состязать­ся друг с другом на копьях, и Заруцкий, по уговору, сбил Лжедмитрия с коня, а сам ускакал и пытался спрятаться в городе. Стародубцы схватили его в воротах, избили дубинками и привели связанного к Лжедмитрию, который начал благодарить их за верность: "Благодарю вас, православные. Теперь я во второй раз убедился, что вы мне преда­ны. Со мною, слава, Богу, ничего не случилось, я хотел только вас испы­тать и потому подговорил Заруцкого".

Вначале, по месту первого появления нового самозванца, в стане Шуйского его называли "стародубским вором", а затем, по названию села Тушино под Москвой, где разместилась его резиденция, он стал для своих современников "тушинским вором'.

Если в личности Лжедмитрия I были какие-то положительные чер­ты —размах натуры, природный ум, некоторая образованность, опреде­ленное великодушие — то Лжедмитрия II можно охарактеризовать только самыми отрицательными чертами. Это был человек жестокий, коварный, недалекий, готовый предать своих ближайших сподвижников. России он принес такие бедствия, что Лжедмитрий I, по сравнению с ним, может считаться вполне положительной исторической фигурой. Русский народ решил сам себя наказать, подняв на щит заведомого проходимца...

Из Стародуба Лжедмитрий двинулся к Почепу, который занял 15 сентября, а 20 сентября выступил к Брянску. Население города с радо­стью вышло встречать "истинного" царя, а отряд Елизария Безобразова, который ушёл от погони Лжедмитрия, воспользовавшись этим, вступил в пустую Брянскую крепость и сжег её.

Воинство самозванца разбило свой лагерь у стен Свенского монас­тыря. 1 октября претендент на русский престол выступил из Брянска и на следующий день занял Карачев, куда на помощь ему подошли запо­рожские казаки:, 8 октября войско Лжедмитрия II подошло к Козель­ску, где разбило отряд царских войск во главе с князем Литвиновым-Мосальским. 16 октября самозванец дошел до Белева, однако, узнав, что 10 октября царю Василию Шуйскому сдалась осажденная и затоп­ленная Тула, Лжедмитрий отступает к Карачеву.

22 октября Лжедмитрий покидает Карачев с целью остановиться на зимовку в Путивле. На следующий день в селе Лубошеве Комарицкой волости к нему подошло подкрепление во главе с Самуилом Тышкеви­чем — 700 всадников и 200 пехотинцев, 29 октября сюда же прибыл пан Валавский с 500 всадниками и 400 пехотинцами. Позже подошли со своими отрядами Адам Вишневецкий с 200 конными копейщиками, шляхтичи Мелешка и Хруслинский и князь Роман Рожинский с 4000 конных копейщиков.

Из Лубошева войско самозванца движется к Трубчевску, а оттуда — к Стародубу. Здесь в ноябре к нему присоединился самый знамени­тый и жестокий из польских авантюристов — полковник Лисовский. Таким образом, армия Лжедмитрия II росла, как снежный ком, и он решил предпринять наступление через Брянск на Москву. В Брянск в это время с ратными людьми прибыли воеводы князь Михаил Федо­рович Кашин и Андрей Никитич Ржевский, подготовившие город к обороне. 9 ноября войска Лжедмитрия с налета попытались взять Брянск, но получили отпор и приступили к осаде.

На помощь самозванцу прибыл отряд казаков с Дона. Они привезли с собой "племянника" Лжедмитрия — очередного самозванца, назы­вавшего себя царевичем Федором, сыном царя Федора Ивановича, у которого, как известно, сыновей вообще не было. Лжедмитрий не по­терпел претендента на престол и убил его.

Тем временем осажденный Брянск "терпел великое утеснение". Царь Василий Шуйский, получив сведения о его осаде, послал из Москвы отряд боярина Ивана Семеновича Куракина, а из Мещовска выступил с ратными людьми воевода князь Василий Мосальский, который подо­шел к Брянску раньше Куракина. Отряд Мосальского находился на левом берегу Десны, а люди самозванца— на правом, вокруг Брянской крепости. Несмотря на то, что был декабрь и оставалось 10 дней до Рождества, по реке пошла большая вода со льдом. Автор "Нового летописца" в таких возвышенных словах описывает драматическое раз­витие событий: "Невозможно никому высказать, и в книжном писании того не найти, и было это свыше существа человеческого. Видя своих братьев ратных людей погибающими и слыша от них из Брянска рыда­ние и плач великий и мольбы со слезами: "Помогите нам, погибаю^ щим!", они же возопили все единогласно: "Лучше нам всем погибнуть и помереть, чем видеть свою братию в конечной погибели; так умрем же за православную христианскую веру и за святые Божьи церкви и вос­примем у Христа венец мученический". Ратники Мосальского испро­сили друг у друга прощения, бросились в ледяную воду и поплыли, несмотря на льдины, в сторону Брянска. Они, "как дивные звери, раз­гребали лед и плыли за реку". Литовские люди и русские воры начали стрелять по плывущим. Брянцы, увидев подмогу, вышли из крепости и ударили в спину отрядам Лжедмитрия. Летописец рассматривает ус­пешную переправу как великое чудо, дарованное Богом: "Как в такой великой реке и в такие великие морозы от такого великого утеснения льда не погиб ни один человек и ни одна лошадь". Выйдя на берег, ратные люди-перебили и захватили в плен часть людей самозванца и начали вытеснять его пехоту, засевшую в окопах. К этому времени прибыло подкрепление во главе с Куракиным, который укрепился в специально построенном за Десной остроге. В ночь с 15 на 16 декаб­ря был великий мороз, который сковал Десну льдом, и из лагеря Кура­кина в Брянск перевезли необходимые запасы.

Лжедмитрий оправился от первого испуга и, перейдя по льду Десну, ударил на ратных людей Куракина. После ожесточенного боя москов­ские воеводы решили отойти к Карачеву. В Брянске были оставлены припасы, достаточные для длительной осады.

В других источниках дается более точная картина снятия осады с Брянска. Под вечер 15 декабря отряд Мосальского отошел от Десны версты на полторы, и там были разведены большие костры. Брянцы решили, что их совсем покидают. Однако с наступлением темноты люди Мосальского снова двинулись к городу. Позади отряда воевода выста­вил двух "добрых голов", которым было приказано убивать всех, кто побежит назад. Соблюдая тишину, Мосальский, а вслед за ним и все его ратники, на конях поплыли через Десну. Люди самозванца вовремя не заметили нападавших и двойным ударом брянцев, вышедших из крепо­сти, и ратников Мосальского были отброшены от города. Воеводы под­готовились в Карачеве к обороне, и самозванец мимо Карачева 6 янва­ря 1606 г. подошел к Орлу, где остался зимовать.

В Брянск были посланы новые подкрепления, а воеводам Кашину, Ржевскому и всем ратным людям, выдержавшим брянскую осаду, было приказано прибыть в Москву. Царь пожаловал воевод за брянскую осаду: допустил их целовать свою руку, велел им быть за своим столом, а после пожаловал по шубе и кубку.

Крупное сражение царских войск под предводительством князя Ф. И. Мстиславского произошло 21 (31) января 1605 года, недалеко от города Севска, и закончилось поражением самозванца. Сам Лжедмитрий едва не попал в плен, но сумел уйти в Путивль, где продолжил борьбу с Борисом Годуновым и его войсками. Главный урок этой битвы, по мнению историков: важно не только одолеть врага в бою, но и грамотно воспользоваться плодами успехов.

На современной карте Брянской области нет села Добрыничи. Известно, что теперь оно называется Добрунь. Но загвоздка в том, что сёла с таким названием есть и Суземском, и Севском районах Брянщины. Чья же Добрунь – те знаменитые Добрыничи? Об этом соседи спорят до сих пор.

Все же директор краеведческого музея В.П. Алексеев убежден, что, судя по всем источникам и детальному описанию подхода армии Лжедмитрия из Чемлыжа, где была его ставка, Добрыничи – это современное село Добрунь Суземского района.

Главное, что все вместе хранят память о великой битве. Многие помнят курганы с братскими захоронениями в этих местах. Старожилы рассказывают, что раньше здесь можно было найти элементы оружия и другие материальные свидетельства битвы. Более того, любители старины и сейчас находят иногда по берегам реки Сев любопытные вещи.

На современной карте Брянской области нет села Добрыничи. Известно, что теперь оно называется Добрунь. Но загвоздка в том, что сёла с таким названием есть и Суземском, и Севском районах Брянщины. Чья же Добрунь – те знаменитые Добрыничи? Об этом соседи спорят до сих пор.

Все же директор краеведческого музея В.П. Алексеев убежден, что, судя по всем источникам и детальному описанию подхода армии Лжедмитрия из Чемлыжа, где была его ставка, Добрыничи – это современное село Добрунь Суземского района.

Главное, что все вместе хранят память о великой битве. Многие помнят курганы с братскими захоронениями в этих местах. Старожилы рассказывают, что раньше здесь можно было найти элементы оружия и другие материальные свидетельства битвы. Более того, любители старины и сейчас находят иногда по берегам реки Сев любопытные вещи.

Часовня на месте разгрома войск Лжедмитрия в 1605 году в битве у села Добрыничи (ныне Добрунь Суземского района).

В июле 1607 в Стародубе объявился
новый самозванец. Он вошел в историю
под именем Лжедмитрия-11 или тушин-
ского вора (стояние под стенами Мо-
сквы в селе Тушино).
А создали новую легенду о якобы
спасшемся царевиче Дмитрии польские
паны Юрий Мнишек (отец Марины
Мнишек, жены Лжедмитрия—1 - г о ),
Лисовский, Сапега, Вишевецкий, Руж-
ский,. Вскоре о своей поддержке нового
самозванца объявил и польский король
Сигизмунд-Ш. Солидная поддержка
польских магнатов соединилась с под-
держкой Лжедмитрия-11 в восставшей
крестьянской массе. Вокруг него обра-
зе залось могучее войско, которое он
и двинул на Москву в надежде захва-
тить царский престол.
Однако жестокое поражение войск
Болотникова под Тулой заставило Лже-
дмитрия-И резко изменить маршрут
и повернуть обратно. Зиму он провел
в Орле, накапливая силы для нового
решительного наступления на Москву.
По всем городам и весям рассылались
от имени «царя Дмитрия» депеши
с обещанием вольной всем крестьянам
и холопам. Силы самозванца росли,
и весной 1608 года ему удалось в реша-
ющем сражении разбить правитель-
ственные войска.
Но Москву с ходу ему взять не
удалась. В июле 1608 года Лжедмитрий
расположил свои войска в селе Тушино
под Москвой. Началась длительная
осада столицы. Вскоре доставили в ла-
герь самозванца «царицу» Марину,
которая в шкловском учителе «призна-
ла» своего спасенного супруга. За
такую Услугу «царь» пообещал своему
тестю 300 тысяч рублей и 14 северных
городов, в том числе Брянск и Стародуб.
Современники писали, что поляки «ца-
рем же играху яко детищем».
Так сложилось великое противостоя-
ние, законный царь Василий Иванович
Шуйский в Москве и «царь Дмитрий»
в Тушино. И тот и другой, стремясь
заручиться поддержкой влиятельных
бояр и дворян, щедро раздавали госу-
дарственную землю, высокие должности
и деньги. Близилась трагическая раз-
вязка. 27 августа 1610 года войска
Лжедмитрия-И былиокружены. Не при-
няв боя, самозванец убежал в Калугу,
где и был убит 11 декабря 1610 года.
Лжедмитрий-И во многом трагиче-
ская фигура эпохи Великой смуты. Он
не вызывал симпатии ни у поляков, ни
у русских. Вот что писал о нем один из
шведских наемников Видскин'д: «Изде-
ваясь над всей Московией и опираясь на
мнимое право, он хотел наделить госу-
дарственной властью угасший род вели-
кого тирана Иоанна Васильевича. Про-
исхождение его неведомо; некоторые
утверждали, что он был учителем
Сокольской школы, другие считали его
евреем. Безродный и бездомный, он
никому из смертных не был известен,
пока не стал изображать мнимого царя.
При его посредничестве поляки долго
разоряли Московию, проливая кровь
многих тысяч людей».
Остается добавить, что чуть позже
объявился Лжедмитрий-П, личность
которого не установлена. В разных
источниках он называется то бродягой,
то торговцем ножами, то дьяконом
Сидоркой. Объявился он в 1611 году
в Ивангороде. И там, и в Новгороде он
просил милостыню и отовсюду был
изгнан. В 1612 году Лжедмитрий-П
бесследно исчез.
Л. ГУБАНОВ,
краевед.