СтраницаКрасный Рог

Музей имени А.К. Толстого Брянщина, Красный Рог

В Красном Роге долгие годы жил, творил и здесь же в своем имении умер и похоронен Алексей Константинович Толстой — замечательный поэт, прозаик и драматург. Это им верно сказано о Красном Роге: «Наш край — не Рим, но очень красив». А что означает Рог? Это слово многогранно. Но в данном случае название села произошло от реки Рожок, которая протекает рядом. У В. Даля рог, рожок берега — мыс, коса, лука, изгиб или колено реки.

«Красный Рог не Рим, но очень красив», - писал Алексей Константи­нович Толстой. Старинное село расположено на самом краю бывшей Черниговской губернии на границе с Великороссией. Окруженное глухими брянскими лесами, впервые оно упоминается в XVII веке как владение украинских гетманов. Дворянская усадьба в Красном Роге была основана во второй половине XVIII века последним гетманом Украины графом Кириллом Григорь­евичем Разумовским, прадедом А.К. Толстого. На рубеже XVIII-XIX веков усадьбой владеет его сын Алексей Кириллович, министр просвещения при императоре Александре!

После   отставки  он  уезжает жить в Почеп, самое богатое свое имение, где проводит время, зани­маясь охотой и ботаническими опытами. После смерти Алексея Кирилло­вича имение переходит его сыну Льву Алексеевичу Перовскому, министру внутренних дел, а от него - матери Алексея Константиновича Толстого-Анне Алексеевне.

С юных лет Алексей Толстой часто бывал в Красном Роге, а после ухода с государственной службы поселился в нем окончательно. В имении написаны исторические баллады, многие лирические стихотворения, драмы «Царь Борис», «Посадница». Куда бы ни забрасывала судьба поэта, он всегда стремился вернуться в свой любимый Красный Рог.

Так что же можно в наше время увидеть в Красном Роге? Прекрасный усадебный дом, мемориальный флигель, где останавливались гости усадьбы. Строения окружены парком, сохранившим старинные аллеи и очаровательные липовые беседки-боскеты. Усадебный парк состоит из двух частей - регулярной и нерегулярной, прекрасная пейзажная часть и по сей день сохранила свою непринужденную прелесть. До сих пор здесь можно увидеть деревья, современники поэта, одно из них - могучий клен, которому посвящены следующие строки:

...Так думал о днях я минувших,

О днях, когда был я добрей;

А в листьях высокого клена

Сидел надо мной соловей.

В нескольких минутах ходьбы от парка находится уникальная дере­вянная церковь, построенная в 1777 году, и усыпальница, в которой поко­ится прах Алексея Константиновича и Софьи Андреевны. Церковь Успения Пресвятой Богородицы - один из немногих уцелевших на Брянщине позднебарочных памятников украинской архитектуры XVIII в.

Но вернемся в усадьбу. «Большой дом» (так называл его А.К. Толстой) - одноэтажный, но достаточно высокий, благодаря украша­ющему его бельведеру. Он был деревянным, но позже его обложили красным кирпичом. Две половины - мужская и женская соединяются общей гостиной. В них сохранены подлинные предметы из дома Толстых. Это письменный стол и кресло поэта, книжный шкаф карельской березы, настольные часы, комод и столик для рукоделия Софьи Андреевны, бокал с выгравированным гербом рода Толстых, карандашница из слоновой кости...

При жизни Алексея Константиновича в усадьбе была великолепная библиотека, а сейчас в экспозиции представлены прижизненные издания А.К. Толстого и прекрасные иностранные издания XIX века.

Несколько лет назад была разработана программа комплексного развития усадьбы. В соответствии с ней ведется реконструкция парка, старого фруктового сада, будет восстановлен исторический внешний вид толстовского флигеля.

 

 

Разнообразными конкурсами и мероприятиями каждый год, в первую субботу или воскресенье сентября, радует нас Всероссийский праздник поэзии, который проводится уже более сорока лет. Звучат стихи поэтов Брянского края и гостей из Москвы и соседних облас­тей, Белоруссии и Украины. Раз в два года вручается премия «Серебря­ная лира», которой награждаются исследователи творчества Толстого, поэты, писатели, актеры.

Единственный в России музей А.К.Толстого бережно и трепетно хранит память об Алексее Константиновиче на Брянской земле.

Главный усадебный дом-музей. Реконструкция 1993 г.

Гостевой флигель.

Домик урядника. Реконструкция 1980-х годов.

Усыпальница Л.К.  и С.А.  Толстых.

Экспозиция "Козьма Прутков" с портретами создателей его образа.

Церковь Успения Божией Матери. 1777 г.

А.А. Толстая - мать поэта. Художник И. Страхов

К.П. Толстой - отец поэта. Художник А. Михайлов.

А.К. Толстой в отрочестве. Миниатюра 1831 г.

Граф А.К. Толстой на охоте. Художник К. Брюллов. 1836 г.

Кабинет А.К. Толстого

Гостиная

Архитектор В. Городков. Дом-музей А. Толстого в с. Красный Рог, 1993 г.

Усадьба А. К. Толстого в селе Красный Рог Почепского района по сей день работает как литературный музей.

Эта книга о поэте русской души и благороднейшей личности – графе Алексее Константиновиче Толстом. В ней рассказ о милых его сердцу уголках земли, в которых он жил, любил и творил. Главным образом о Красном Роге. Именно о природе старой дворянской усадьбы, о его самом дорогом месте на земле пишет поэт:
Ты знаешь край, где утром в воскресенье,
Когда росой подсолнечник блестит,
Так звонко льётся жаворонка пенье,
Стада блеят, а колокол гудит,
И в Божий храм, увенчаны цветами,
Идут казачки пёстрыми толпами?

Музей толстого

КРАСНЫЙ РОГ: УСАДЬБА А.К. ТОЛСТОГО

Красный Рог – воссозданная в начале 1990-х гг. усадьба поэта, прозаика, драматурга А.К. Толстого (1817 – 1875) в 2-х км. к северо-востоку от одноименного села Почепского района Брянской области (ранее Черниговской губернии).

Обустраивалась усадьба при Разумовских – Кирилле Григорьевиче и Алексее Кирилловиче. А.К. Толстому  Красный Рог достался в наследство после смерти матери, Анны Алексеевны Толстой. Поэт любил спокойствие своей малороссийской усадьбы, природу окрестных мест, подолгу жил в Красном Роге. Похоронен в склепе возле Успенской церкви.

После революции усадьба постепенно разорялась, главный дом был разрушен в 1942 г. во время оккупации.

Литературно-мемориальный музей А.К. Толстого был открыт 3 сентября 1967 г. в сохранившемся флигеле усадьбы. Рядом установлен в 1972 г. бюст поэта. В экспозиции музея есть личные вещи поэта, предметы быта XIX в., копии портретов его родных, старинные книги. Со времени своего создания ежегодно в конце августа – начале сентября музей проводит в Красном Роге областной день поэзии.

Главный дом был восстановлен в 1993 г., после этого, в 2000-х гг. была проведена реконструкция парка.

В 1996 г. имя А.К. Толстого присвоено Брянскому  областному театру драмы.

Сувенирный значок музея А.К. Толстого в Красном Роге. Предположительно 1970-е гг.

УСАДЬБА АЛЕКСЕЯ ТОЛСТОГО В КРАСНОМ РОГУ Рисунок с почтового конверта 1992 года.

 

Усадебный дом А.К. Толстого в Красном Роге. Фотография 1930-х гг.

     

Наиболее ранняя фотография (посл. четв. XIX в.?) деревянного дома А.К. Толстого

Воссозданный дом (арх. В.Н. Городков, 1993 г.)

Книга:

Красный Рог и его обитатели - В. Захарова

 

Для А.А. Перовского особенно трудным оказался

1835 год. После тяжелой болезни племянник Алёша в

конце весны на целых четыре месяца уехал на лечение

в Карлсбад с матерью, её сестрой Марией Крыжанов-

ской в сопровождении доктора Шредера. В этом же

году умер граф Петр Разумовский, и его наследствен-

ное дело было приостановлено приказом правитель-

ства, а с ним – и задержка с выплатой его долга в 25

тысяч рублей Перовскому. Резко падает виноторговля,

составлявшая значительную часть его доходов.

В письме брату Льву в августе 1835 г. он сетует:

«... нынешний год обещает быть очень неблагоприят-

ным для меня в том, что касается доходов от моих

земель... В прошлом году в это время водка продава-

лась по 5 рублей ведро. У меня 18 тысяч в моих магази-

нах». Он сетует на то, что не может продать рожь,

«из которой эта водка сделана... так что пребываю

совсем без гроша... Словом, этот год для меня нечто

чрезвычайное! Добавь же к этому еще и непредвиден-

ные тяжбы, одна из которых, с Уваровым, обходится

мне дорого в отношении и денег, и неприятностей.

Кукла (Анна Толстая. – В.З.) еще не приехала... жду её

появления здесь через две недели».

Из-за финансовых затруднений он «наотрез от-

казал» сестре в просьбе задержаться за границей.

Спустя месяц он снова пишет брату: «Наши местные

доходы остаются неопределенными: более 20 т(ысяч)

ведер водки, составляющих добрую часть годового

дохода, они до сих пор ждут покупателя».

Усадьба, в которой жил, творил и скончался клас-

сик русской литературы Алексей Константинович

Толстой, находится возле села Красный Рог По-

чепского района Брянской области. Географически село

расположено в 55 км от Брянска на трассе Брянск–Го-

мель, направление которой было определено в начале

XIX века дедом А.К. Толстого графом А.К. Разумовским.

Для сокращения пути от Почепа до Брянска он постро-

ил частную дорогу от села Красный Рог до Выгонских

дворов, спрямив значительный участок пути.

Поселение, возникшее в первой половине XVII в.

в верховье реки Рог, называлось Вышним Рогом, а

позднее Красным Рогом, то есть красивым. С начала

XVII столетия село входило в состав Малороссии, а

по реке Рог проходила южная граница Московского

государства.

Прадед А.К. Толстого – К.Г. Разумовский после

упразднения в 1764 г. должности гетмана Малороссии,

в которой он состоял с 1750 г., получил весь гетманский

«уряд» «в вечное его графское и потомков его владе-

ние», в числе которого был и Красный Рог. Экс-гетман

избрал своей резиденцией Почеп, построил там Вос-

кресенский собор (1765–1771), дворец с великолеп-

ным парком и прочими службами (1772–1780).

Какого-либо упоминания о загородной усадьбе в

селе Красный Рог в это время не встречается в истори-

ческих источниках, даже в «Описании Новгород-Север-

ского наместничества», составленном малороссийским

губернатором А.С. Милорадовичем в 1780–1781 гг. при

описании самого села. Возможно, к ее строительству

только что приступили в связи с завершением дворцо-

вого комплекса и переездом графа в Почеп.

Первое упоминание об усадьбе мы находим через

два года после смерти К.Г. Разумовского. В 1805 г. Отто

фон Гун, сопровождавший нового владельца А.К. Раз-

умовского в его малороссийское селение, сообщал:

«… граф не был здесь лет десять, и с первого взгляда

на имение видно, что оно сиротствует, хотя правду

сказать, дом и все службы построены со вкусом и

особливо со всеми выгодами».

Как показали недавние исследования, планировка

не была типичной для русской усадьбы второй по-

ловины XVIII в., следовательно, возводилась она по

индивидуальному проекту. Местоположение было

выбрано в некотором отдалении от села, на местно-

сти с легким уклоном к мельничному пруду и ручью,

впадавшему в пруд.

Композиционно комплекс, состоявший из дворца,

окруженного четырьмя флигелями, располагался не

на высшей точке местности, чтобы служить доми-

нантой усадьбы, как принято, а как бы «прятался» у

опушки соснового леса. Со стороны пруда и села его

также скрывали деревья: дом с флигелями находился

в плотном окружении липовых посадок голландского

боскетного парка.

Парадная часть дворца, вопреки архитектур-

но-композиционным канонам, обращена была к

верхней точке ландшафта, а не наоборот. Столь женеобычен был и въезд в усадьбу: он вел к дому не со

стороны главного фасада, а к западному его торцу,

скрывавшемуся от глаз путника за круговыми алле-

ями и флигелями, подчеркивая тем самым уединен-

ность, некую скрытность жилища.

Внешне северный (парадный) и южный фасады

имели одинаковый архитектурный облик: по их

длине были протянуты симметричные террасы.

Лишь внутри дома, в северной его части, наличие

парадной лестницы говорило о функции этого входа

– парадной.

Одноэтажный деревянный дворец на кирпичном

полуподвале с небольшими световыми оконцами

имел бельведер. Внутренняя планировка дворца

не была типичной ни для сельских жилищ, ни для

городских домов.

Центральную часть дома занимал восьмигранный

зал, стены которого переходили в бельведер. Зал

делил дом на две неравные половины: восточную

– меньшую и западную – большую. Два продольных

сквозных коридора по обе стороны зала делили зда-

ние на части: две короткие северные и одна длинная

южная. Со стороны торцов круглый зал граничил с

темными короткими коридорами и имел три выхода.

В восьмиугольном зале царило сумеречное ос-

вещение, так как свет проникал в него через полукруглые

окна сверху из-под купола, расписанного под

небесный свод – со звездами и луной на синем фоне.

Стены круглого зала были выполнены под мрамор, а

пол выстлан паркетом шахматного рисунка.

В центральной южной части здания имелся полу-

круглый зал с выходом в сад, деливший дом на две

равные половины. Не считая двух залов в центре,

дворец состоял из двенадцати небольших по пло-

щади комнат.

О необычности планировки усадьбы свидетель-

ствует и первоначальное расположение флигелей,

изображенное в юношеском письме А.К. Толстого от

6 марта 1837 г. При реставрационных работах в парке

в 2007 г. были обнаружены два фундамента бывших

флигелей, что подтвердило рисунок поэта.

Оказалось, что флигели располагались по прин-

ципу «конверта» – под углом 45 градусов к главному

дому; их фасады были обращены к углам дворца.

Северные флигели отстояли несколько дальше от

главного дома, чем южные, возможно, в связи с тем,

что между ними и домом планировался некий партер

для подъезда к парадной части.

Флигели располагались симметрично относи-

тельно оси усадьбы север – юг. Один из них – вос-

точный – стоял на подвале (погребе), сохранившемся

доныне. Нижняя часть его выложена нестандартным

кирпичом, более узким и длинным, чем арка погреба.

Удачно выполнена вентиляция.

По завершении строительства зданий загородной

усадьбы (все они были деревянными на кирпичных

фундаментах) проводилась закладка парка, окружив-

шего строения со всех сторон. Первое упоминание

о нем находим у Отто фон Гуна: «Расположенный

когда-то в голландском вкусе сад окружает все__строения и придает всему некоторый известный вид

спокойствия и удаленности от света».

Подтверждением тому, что усадебные постройки

находились среди боскетного сада, является фраза

Л. Жемчужникова, оказавшегося в усадьбе через 50

лет после Отто фон Гуна: «… экипажи и их собаки

располагались в липовых аллеях, устроенных в виде

зал…». Автор отмечал, что между рядами липовых ал-

лей гетманских времен «можно было ехать в большом

экипаже шестериком и поворачивать куда угодно».

Анализ необычности планировки комплекса по-

зволил прийти к заключению: усадьба в архитектур-

но-планировочном и художественном оформлении

содержала масонскую символику. Для своих занятий

масоны строили здания («храмы») с определенной

религиозно-мистической символикой. В плане – это

прямоугольное помещение с восьмигранником

внутри, купол которого символизировал небосвод

с созвездиями, луной, окнами, опиравшимися на

колонны.

Нередко здания строились трехуровневыми:

подвал, наземная часть и купол, символизируя че-

ловека – тело, душа, дух. Причем подвал, часто из

необтесанного камня (символ несовершенства), был

неглубоким, чтобы идти к свету (истине), склонив

голову в знак повиновения – из-за невозможности

встать во весь рост.

Посетители краснорогского дома с удивлением от-

мечали необычную особенность его подвала: он имел

земляной пол, постепенно повышавшийся к оконцам

южной его части и явно не предназначавшийся для

хранения провизии. Для этого существовал погреб,

на котором стоял восточный флигель.

Неизвестный архитектор проекта заложил в

планировку идею круга как самой совершенной из

геометрических фигур, символизирующей бесконеч-

ность (Творца). Четыре симметрично расположенных

флигеля вписывались в круг, внутри которого рас-

полагался дом – прямоугольник, ориентированный

фасадами и торцами по сторонам света, что является

символом всемирного масонства. Диагональное

расположение флигелей символизировало Андре-

евский крест.

Вне сомнения, планировка усадебных строений

содержала масонскую числовую и геометрическую

символику. Очевидное сходство с масонским «хра-

мом» обнаруживается при сравнении внутренней

планировки дома, составленной внучатой племян-

ницей жены Толстого Е.М. Мухановой, с планом при-

емной ложи Иоанновского масонства.

Масонская символика находила применение не

только в архитектуре, но и в парковых насаждениях.

Своим праотцом масоны полагали Адама, который

возделывал первый сад, а после грехопадения принес

на землю остатки «света», исходившего от древа позна-

ния. Посему масонский сад (парк) уподоблялся Эдему. Сомнительно, чтобы владельцы использовали

усадьбу по назначению. К.Г. Разумовский в мало-

российских именьях бывал редко, к концу жизни и

вовсе отошел от масонства. Сын Алексей с 1778 г.

занимался отделкой дома и оранжереями в Горенках

под Москвой, затем служил в Петербурге. Усадьба, по

словам Гуна, «сиротствовала». На жительство в Почеп

А.К. Разумовский приехал 70-летним стариком, где

через 4 года скончался.

Из этого можно сделать заключение: усадьба не

имела практического применения в качестве масон-

ского храма, а была лишь данью моде своего времени.

После смерти А.К. Разумовского 5 апреля 1822 г. его

владения по дарственному завещанию были поделены

между двумя дочерьми и «воспитанниками» – побоч-

ными детьми Перовскими и А.А. Толстой.

Вопреки бытующему в литературе мнению о том,

что усадьба Красный Рог принадлежала Алексею

Перовскому и детство А.К. Толстого прошло в этой

усадьбе, архивные документы говорят об обратном.

После смерти А.К. Разумовского владельцами

усадьбы Красный Рог стали братья Лев и Василий

Перовские, которые, находясь на государственной

службе, вели хозяйство через управляющих. В мае

1834 года имение Красный Рог было куплено Алек-

сеем у братьев Льва и Василия Перовских, вероятно,

в рассрочку. В 1836 г. он умер.

В феврале 1837 г. в усадьбе появилась новая

владелица – А.А. Толстая с сыном Алексеем. Лев же

в это время приобрел земли в Байдарской долине

Крыма и строил новую усадьбу Меллас. Красный Рог

числился за ним до 1840 г. Анна Алексеевна в письме

к черниговскому губернатору также называла владе-

ние «своим».

По условиям духовного завещания от мая 1830

года всё недвижимое имущество после смерти вла-

дельца делилось поровну между сестрой А.А. Толстой

и её сыном. Но А.К. Толстой отказался от своей доли

– Красного Рога – в пользу матери.

13 января 1837 г. А.К. Толстой «был по желанию

матери причислен к русской миссии при Германском

сейме во Франкфурте-на-Майне» сверх штата. Однако

положение «сверх штата», видимо, послужило при-

чиной необязательности такой поездки за границу.

Он отправляется с матерью в Красный Рог и, судя

по письму дяде Льву Перовскому от 6 марта 1837 г.,

находится в имении уже в феврале. Эту дату можно

считать первым посещением поэтом усадьбы Крас-

ный Рог, подтвержденным документально.

О внешнем облике девятнадцатилетнего графа

можно судить по его портрету кисти К. Брюллова,

написанному годом раньше. Все свое время Толстой

посвящал охоте и переписке с Н. Адлербергом и с

дядей Львом, опекавшим его после смерти Алексея

Перовского. Главным в этой переписке для истории

усадьбы является сообщение о ее переустройстве,

которым активно занялась Анна Алексеевна Толстая.

Она утеплила дом и перенесла флигели, придав им

другое расположение.

Из письма узнаём, что графиня «приказала при-

везти мастеров из Погорельцев, чтобы сделать дом

более элегантным и в особенности более пригодным

для жилья, так как следует сказать Вам, что, не выходя

из своей комнаты, мы можем ощущать все изменения

температуры, которые происходят снаружи».

Все постройки в усадьбе были деревянными на

кирпичных фундаментах, а главный дом – на кирпич-

ном полуподвале. Современники Толстого отмечали:

«Дом был выстроен из дерева» (Лев Жемчужников),

«...с барскими затеями… красивый деревянный

дом» (А. Фет), «… главное здание – «графский дом»,

постройка деревянная, но обширная и красивая»

(Е. Муханова). Напомним, что «элегантность» дому

придала А.А. Толстая при его утеплении. По описа-

нию романиста Б. Маркевича, он был обшит тесом и

выкрашен в белый цвет.

Украшали дом помимо бельведера террасы,

протянутые по всей длине южного и до середины

северного фасадов. Ввиду того, что терраса распо-

лагалась на высоком фундаменте, ее называли также

«балконом». Б. Маркевич дает ее точное описание: «На

другой день, часу в девятом утра, хозяин и его гости

пили чай на примыкавшем к библиотеке довольно

широком балконе, уставленном мраморными вазами

с цветами, из которого вели в сад несколько широких

каменных ступеней».

«Шесть часов утра. Я только что опять выходил

на балкон, вернее – на террасу. Петухи поют так,

будто они обязаны по контракту с неустойкой.

Повар Денис и кухарка Авдотья затопили сейчас на

кухне, чтобы печь хлеб. Зажглись огоньки в деревне,

которую видно по ту сторону озера. Все это – хоро-

шо, это я люблю, я мог бы так прожить всю жизнь…»

– писал поэт Б. Маркевичу осенью 1871 года.

Дом отапливался двумя каминами в кабинетах,

голландскими печами в остальных помещениях и

для приготовления пищи не был приспособлен.

Кухней служил флигель, перемещенный с погреба

напротив восточного торца дома. На этой же линии

к северу был передвинут и расширен еще один

флигель. Вероятно, это была людская во времена

А.А. Толстой, а при Толстом в нем жил управляющий

имением А.С. Бирюкович, по свидетельству А. Фета.

После смерти поэта в него переселилась его вдова

С.А. Толстая. Этот флигель видел именитых гостей: А.

Фета, Вл. Соловьева, М. Ипполитова-Иванова и других.__

Фрагмент межевого плана имения графа А.К. Толстого и усадьбы Красный Рог. 1869 г. РГАДА, ф. 1354, оп. 590, к-35

Купальня на реке Рог в Красном Роге. Рисунок А.К. Толстого