СтраницаКИВАЙ

КИВАЙ БРЯНСКАЯ ОБЛАСТЬ (посёлок, деревня, село, населённый пункт)

КИВАЙ, с, Клинц. р-на, Медвёдовского с.п., в 18 км к Ю.-В. от Клинцов (52°36'15" с.ш., 32°22' в.д.). 0,51 тж.; макс. 1,18 т.ж. (1926), до Вел. Отеч. во­йны преобладало укр. население. Осн. не позд­нее 1 пол. XVII в.; упом. как село с 1683. Со 2 пол. XVII в. - владение стародуб. магистрата, с 1705 - Голембиовских, позднее Рагузинских, Бо­роздны и др. Приход церк. Архангела Михаила упом. с 1767 (в 1852 на средства Бороздны по­строена каменным зданием; закрыта в 1 пол. XX в., не сохр.). До 1781 село входило в Новомест-скую сотню Стародуб. полка; с 1782 относилось к Сураж. уезду, с нач. XIX в. в Новозыбк. уезде (с 1861 - в составе Великотопальской вол.). С 1926 в Клинц. волости и уезде, с 1929 в Клинц. р-не. В сер. XX в. - колхоз «Атеист». До 2005 - ц. Ки-ваевского с/с (в 1954-1960 в Бутовском с/с). Отд. связи (инд. 243114), Дом культуры, библиотека, средняя школа. Пожарное депо. По берегам р.Титвы - добыча торфа.

Памятник погибшим в годы ВОВ, с. Киваи.

с. Киваи в 18 км к юго-востоку от Клинцов. Основано не позднее первой половины XVII века; упоминается как село с 1683 года. Со второй половины XVII века - владение стародубского магистрата, с 1705 - Голембиовских, позднее Рагузинских, Бороздны и других. Приход церкви Архангела Михаила упоминается с 1767 (в 1852 на средства Бороздны построена каменным зданием; закрыта в первой половине ХХ века, не сохранилась). До 1781 года село входило в Новоместскую сотню Стародубского полка; с 1782 относилось к Суражскому уезду, с начала XIX века в Новозыбковском уезде (с 1861 - в составе Великотопальской волости). С 1926 года в Клинцовской волости и уезде, с 1929 в Клинцовском районе. В середине ХХ века - колхоз "Атеист". До 2005 - центр Киваевского сельсовета (в 1954-1960 в Бутовском сельсовете). Максимальное число жителей 1180 человек (1926).

 Киваи

Киваи – село Клинцовского района, Медведов-

ского сельского поселения, в 18 км к юго-вос-

току от Клинцов. В Киваях была одна из усадеб

рода Бороздён. От усадьбы практически ничего не

осталось...

Усадебная и сельская церковь Архангела Михаила,

упоминаемая с 1767 г., закрыта в первой половине

ХХ века. Не сохранилась.

В «Историко-статистическом описании Стародуб-

ского и Новозыбковского уездов» за 1873 год написа-

но о селе Киваи: «Здесь красивый и с хорошей утварью

каменный храм арханг. Михаила. Иконы написаны

академическою кистью. Всё это дар усердия Николая

Петровича Бороздны и его благочестивой супруги,

урожденной Миклашевской». Благодаря их трудам

в 1852 году церковь была перестроена каменным

зданием и приобрела обновленный выразительный

облик. После их смерти они оба были похоронены

внутри церкви в церковном склепе.

Известно, что усадьба в Киваях несла в себе черты

классической усадьбы начала XIX в., выстроенной на

стыке малороссийской и российской провинциаль-

ной культур. Едва уловимы сохранившиеся остатки

планировки регулярного парка.

ИСТОРИЯ СЕЛА КИВАИ

Киваи «при колодцах» заселены не позже пер-

вой половины XVII века и после поляков принад-

лежали к числу ратушных сел до 1705 года, когда

Мазепою были отданы Степану Голембиовскому.

Наследники Голембиовского, бунчуковый товарищ

Михайл Голембиовский и значковый товарищ

Иван Гуляницкий (Иван Гуляницкий был зятем

Степана Голембиовского), село Киваи продали

Гавриле Владиславичу-Рагузинскому по купчей

1735 года, в которой продавцы писали: «Мы в

селе Киваях власние отческие наши чрез куплю

набутие грунта и всякия угодия... из купленными

подданическими пашними и бобилскими двора-

ми, садами, огородами... и всякими угодиями як

покойний отец наш всем тем купленным своим

добром владел, так и мы все тое в посессию нашу

по смерти отца и братов наших принявши, диспо-

новали, а тепер все тое... продали Иллирическому

графу Гавриилу Владиславичу за сумму 5200 рублей

всовито денег».

Село Киваи вместе с Туросною Гаврила Владисла-

вич-Рагузинский завещал своей жене, а последняя

в свою очередь завещала эти имения брату своему

Ивану Бороздне. В 1726 году Гаврила вступил в брак

с А.И. Бороздна, дочерью полковника Стародубского

полка. Она вышла за него против воли её родителей.

Брак этот был бездетным.

Савва Лукич Владиславич-Рагузинский под покро-

вительством Петра I образует Топальскую волость,

захватив множество окрестных деревень. В 1739

году перед смертью он завещал свою волость брату

Моисею. Однако такие деревни, как Киваи, Смотро-

ва Буда, Туросна, были переданы вдове бездетного

брата Гаврилы Владиславича, и входили они в состав

Голубовской волости.

По разделу с братьями Василий Бороздна получил

село Туросна, где и жил. В.П. Бороздна – Новозыбков-

ский поветовый маршал, служащий департамента

горных и соляных дел, действительный статский со-

ветник министерства финансов. У Василия Петровича

было трое сыновей и три дочери.

С усадьбой в Киваях связано имя Николая Борозд-

ны, который родился в 1809 году в деревне Медведо-

во (главной родовой усадьбе Бороздён), а похоронен

был в 1880 году (и его супруга Е.М. Миклашевская) в

фамильном склепе в их поместье в селе Киваи.

«Н.П. Бороздна и его жена были захоронены ранее

внутри церкви под мраморной плитой. Уникальным

оказался тот факт, что момент варварского раз-

рушения склепа Бороздён в церкви был запечатлён

в памяти А.И. Беспаловой, которой было в то время

20 лет. Анна Сергеевна поимённо назвала пять фами-

лий людей, которые в этом участвовали. Она, а так-

же другие жители села, подтвердили, что останки

Н.П. Бороздны и Е.М. Миклашевской были выброшены

из церкви и находятся сегодня где-то на террито-

рии разрушенной церкви. Точное местонахождение

их на сегодняшний день установить невозможно.

Усилиями жителей села Киваи на месте разру-

шенного храма установлен поминальный крест

с табличкой, на которой написано: «Крест уста-

новлен как напоминание о варварски разрушенном

в 1930–1937 гг. храме. По переписи 1767 года указан

в с. Киваи каменный храм Архангела Михаила. При

церкви была школа с 2-мя хатами и шпиталь.

Число прихожан в 1770 году числилось 730 душ, а в

1850 г. более 1000 душ».

По инициативе жителей села Киваи принято ре-

шение о возведении на месте разрушенной церкви

Архангела Михаила церковного прихода. Для этой

цели уже разработан проект и открывается специ-

альный счёт для сбора пожертвований на строи-

тельство. Кроме того, было высказано пожелание о

необходимости извлечения надгробной плиты семьи

Бороздён, находящейся в настоящее время под по-

лом школьной пристройки.__

Киваи. Храм Архангела Михаила в с. Киваи. Фотография начала 30-х годов ХХ в.

О ВЛАДЕЛЬЦАХ КИВАЕВ

Род Бороздён происходит от черниговского бояр-

ства начала XVII в. и примечателен своей историей,

тесно связанной с историей того бурного времени.

Впервые род Бороздён упоминается в связи с

тем переделом земель, который осуществлялся

на Стародубщине после того, как эти территории

вошли в Смоленское воеводство Речи Посполитой.

Родословие своё этот род ведёт от Ивана Бороздны,

умершего ещё до 1620 г., и его сыновей Якова, Дми-

трия, Владимира и Осипа. Центральная линия этого

рода продолжилась через Лаврентия, сына Осипа,

знатного войскового товарища, получившего универ-

сал от Хмельницкого на Горск, Клюсы, Куршановичи,

Жоведь, Медвёдово, Ярцево, Гарцево, Хоромное и др.

деревни в Стародубском полку.

Сыновья этого Лаврентия образовали три ветви

рода, которые можно разделить географически: наи-

более разветвлённая ветвь обосновалась на самой

юго-западной окраине Топальской сотни (ныне эти

места относятся к северу Черниговской области) –

это сёла Хреновка (главное имение), Горск, Клюсы.

Там проживали потомки Владимира-Владислава Лав-

рентьевича: Николай и его сыновья (Клюсы), Иван и

его сыновья (Горск), Лаврентий Владиславович и его

потомки (Хреновка).

Вторая ветвь, от Максима Лаврентьевича, мглин-

ского сотника (1715–1722), обосновалась под Мгли-

ном, в Лопазне. Представители этой ветви владели

одно время и знаменитыми Ляличами.

Наконец, третья ветвь, которая нам интересна

более других, от Ивана Лаврентьевича, сделала своим

родовым гнездом село Медвёдово (и чуть позднее –

Киваи и Туросну), селения, расположенные недалеко

от современных Клинцов.

Иван Лаврентьевич начинал службу как знатный

товарищ Стародубского полка (1700–1715), был сот-

ником Стародубской полковой сотни (1723–1725),

наказным стародубским полковником (1722; 1724) и

бунчуковым товарищем (1723; 1727–1728). За Гаврилу

Владиславича вышла замуж дочь Ивана Лаврентьеви-

ча Анна. Замужество это было полно драматизма…

Но так или иначе после смерти Владиславича Анна

получила в наследство сёла Киваи и Туросну, а затем

передала их своему брату Ивану Ивановичу, бунчу-

ковому товарищу Стародубского полка.

В 1762 году он вышел в отставку в качестве гене-

рального бунчужного. Кроме Киваёв, где он основал

усадьбу, владел сёлами Смотровая Буда, Гута, Смо-

левичи, Медвёдово и др. Женат был на Анастасии

Андреевне Миклашевской.

Его имения унаследовал единственный сын –

Иван Иванович, бунчуковый товарищ (ум. до 1784), а

затем и единственный внук – Пётр Иванович, новго-

род-северский губернский предводитель дворянства

(1794–1797), новозыбковский уездный предводи-

тель дворянства (1810–1815), коллежский советник,

женатый первым браком на Ирине Жоравка, а

вторым – на Екатерине Кулябко-Корецкой. Сёстры

П.И. Бороздны были замужем – Анна за Владимиром

Скорупою, а Анастасия за Михаилом Михайловичем

Дуниным-Борковским…

Сыновья П.И. Бороздны. Василий (1793–1850

гг.) – родился в Медвёдове, обосновался в имении

Туросна; Иван (1804–1858) – его имением стало соб-

ственно Медведово; Николай (1801–1878) родился в

Медвёдове, жил в своей усадьбе Киваи1.

Мы остановимся чуть подробнее на владельце

усадьбе Киваи – Бороздне Николае Петровиче.

Он родился 25 октября 1808 г. в Медвёдово в име-

нии потомственного дворянина старинного рода.

В 1826 году окончил Московский университет. Был

определён на службу в Министерство внутренних

дел. Работал в Рязани, затем в Симферополе в ме-

жевой комиссии. С 1832 по 1835 год он являлся

почётным смотрителем Новозыбковского уездного

училища, а затем до 1847 года трижды избирался

новозыбковским уездным предводителем дво-

рянства Черниговской губернии. С 1848 по 1862 г.

Н.П. Бороздна занимал пост черниговского гу-

бернского предводителя дворянства. На этой

должности в Чернигове в своё время находи-

лись известные в России люди. В качестве чер-

ниговских губернских предводителей дворян-

ства служили будущий генерал-лейтенант граф

Г.А. Милорадович, князь Н.Д. Долгоруков и другие

видные общественные деятели. Одним из пред-__

Пётр Иванович Бороздна (1766–1820) 

Н.П. Бороздна (1808–1878)

шественников Н.П. Бороздны в должности черни-

говского губернского предводителя дворянства

служил муж его старшей сестры по отцу Ульяны

С.М. Ширай.

На эту должность Н.П. Бороздна избирался и

переизбирался четыре раза (1848–1851; 1851–1857;

1857–1860 и 1860–1862 гг.), за что был удостоен чина

действительного статского советника. На службе в

Черниговской губернии он находился в общей слож-

ности в течение 25 лет.

В сентябре 1862 г. назначен исполняющим обя-

занности, а в 1863 г. – губернатором Смоленской

губернии. На этой должности находился до 1871

г. В эти годы на Смоленщине проводилась отмена

крепостного права, наделение крестьян землёй.

Губернатор Н.П. Бороздна оказывал содействие

развитию промышленности, торговли, предпри-

нимательства, просвещения и здравоохранения в

городе и губернии, поощрял и сам непосредственно

участвовал в благотворительной деятельности по со-

держанию детского приюта, больницы, школ и тюрем.

Девятилетний срок губернаторской деятельности

Н.П. Бороздны пришёлся на период коренных преоб-

разований, связанных с реализацией в Смоленской

губернии важнейших государственных реформ: су-

дебной, школьной и, прежде всего, земской.

Об авторитете Николая Петровича среди населе-

ния, интеллигенции, земства, купечества, деловых

кругов, о признании больших заслуг в развитии

экономики и культуры, образования и здравоохра-

нения Смоленщины свидетельствует избрание его

почетным гражданином уездных центров Гжатска,

Дорогобужа, Красного, Юхнова. В 1870 году Николаю

Петровичу решением городской думы присвоено

звание «Почетный гражданин города Смоленска».

В 1871 году уволен с государственной службы. Воз-

вратился в родовое поместье Киваи, но продолжал

принимать активное участие в общественно-полити-

ческой жизни Черниговской губернии.

Н.П. Бороздна женился в 1830 году в возрасте

22 лет. Его избранницей стала сверстница из знатного

и богатого рода Елизавета Михайловна Миклашев-

ская (1808–1886), которая была дочерью сенатора

и гражданского губернатора Волынского (1796),

Малороссийского (1797–1800) и Новороссийского

(1801–1802) Михаила Павловича Миклашевского

(1756/57–1817). Матерью её была дочь тайного стат-

ского советника Анастасия Яковлевна (урожденная

Бакуринская).

В 1831 году юный помещик Н.П. Бороздна, имев-

ший на тот момент должность губернского секретаря,

вместе с молодой женой поселился в полученной

им в наследство от отца живописной усадьбе села

Киваи в построенном для них двухэтажном дере-

вянном доме. Село Киваи расположено в 35 верстах

от Новозыбкова (там братья начинали государ-

ственную службу), в 9 верстах от Туросны (имение

В.П. Бороздны) и в 6 верстах от Медвёдова (имение

И.П. Бороздны). Согласно описи тех лет в селе насчиты-

валось 248 лиц мужского пола (235 крестьян и 13 дво-

ровых), 75 дворов или отдельных усадеб, 22 тягловых,

59 пеших и 80 имеющих только одну усадьбу. Соглас-

но метрической книге за 1831 год в Киваях родилось

лиц мужского пола – 11, женского – 23 человека.

Браком сочетались 11 пар, «измерло» в течение года

мужчин – 7, женщин – 14 человек.

На протяжении всей жизни супруги Бороздны

были достаточно обеспеченными людьми. По состо-

янию на 1874 год Елизавета Михайловна обладала

1663 десятинами земли в Новозыбковском уезде, а

Николай Петрович имел в Новозыбковском и Сураж-

ском уездах 2320 десятин земли и 889 душ крестьян.

Отсутствие прямых наследников не требовало нако-

пления ими капитала, что позволяло им тратить свои

деньги в большом количестве на благотворитель-

ность. Известно, что уже в 1832 году Н.П. Бороздна,

будучи предводителем дворянства Новозыбковского

уезда Черниговской губернии и почётным смотрите-

лем уездного училища, жертвовал на его содержание

большое количество денег. После своей отставки

Н.П. Бороздна вернулся в родные места. Сведений

о последних годах его жизни почти не сохранилось.

Известно, что в 1874 году он исполнял обязанности

почётного мирового судьи Суражского уезда Чер-

ниговской губернии. Вместе с женой они владели в

эти годы 3953 десятинами земли в Новозыбковском

уезде и вели обеспеченную жизнь.

Умер он, по одним сведениям, в своём родовом

имении в селе Киваи, по другим – Петербурге, откуда

был доставлен на родину. В.Л. Модзалевский полага-

ет, что умер Н.П. Бороздна в 1874 году. С ним согласен

и современный исследователь архивных материалов

Б.М. Петров. По материалам смоленского историка

И.Н. Беляева и Новозыбковского центра старооб-

рядчества на Руси, Н.П. Бороздна умер в 1880 году.

По мнению смоленских краеведов, Н.П. Бороздна

умер 15 апреля 1878 года в Санкт-Петербурге. Эту

дату можно считать доказанной.

По имеющимся архивным сведениям, жена

Н.П. Бороздны Елена Михайловна Миклашевская

пережила своего мужа на семь лет и умерла 22 дека-

бря 1886 года. С большой долей вероятности можно

предположить, что произошло это в их имении в

селе Киваи.

Супруги Бороздны были похоронены в разру-

шенной к настоящему времени киваевской церкви

Архангела Михаила. По свидетельству очевидцев, в

качестве надгробия на их могиле лежала большая__

Церковь Михаила Архангела в селе Киваи была

разрушена до основания в 30-е годы прошлого века.

Долгое время сохранялись остатки находившейся

рядом с ней часовни. Из церковного кирпича в

1933–1934 гг. была построена школа. На месте старого

пантеона рядом с разрушенной церковью стали хоро-

нить новых хозяев жизни. Плита с надгробия супругов

была сорвана. По свидетельству очевидцев, в глубине

склепа находился «мужчина с саблей в военной фор-

ме, а рядом – женщина в розовом нарядном платье».

Варвары забрали из склепа всё, что было можно, а

останки супругов были осквернены: перемешаны

между собой, выброшены из могилы и прикопаны

где-то на церковной территории. В настоящее время

место фундамента церкви заросло деревьями, куста-

ми, травой с крапивой и визуально не определяется.

В 1984 году к зданию школы делали пристройку.

Плиту засыпали слоем песка, а затем забетонировали

над ней пол. Так она оказалась на сегодняшний день

внутри здания. В школьном музее сведения о Н.П. Бо-

роздне отсутствуют. Церковная серебряная коробка

для хранения ладана с планом церкви на крышке,

о которой помнит старшее поколение, бесследно

исчезла из школьного музея. Рядом с местом, где

раньше располагалась церковь, построен детский

сад, а поодаль – Дом культуры. Церковный фундамент

частично использовали при строительстве сельской

котельной.

ГЕРБ

Герб рода Бороздён нам известен по сохранив-

шимся печатям: он относится к разряду «самобыт-

ных» гербов, т.е. гербов, усвоенных представителями

рода без какой-либо нобилитации, официального

пожалования.

Поскольку этот род владел землями в Стародуб-

ском повете при польских королях, значит, Бороздны

причислялись к шляхетскому сословию. Однако ни-

кто из рода не занимал никаких урядов (возможно по-

тому, что сохраняли верность православию) и род не

был приписан ни к какому гербу, что, впрочем, часто

случалось на восточных окраинах Речи Посполитой.

После освобождения Стародубщины, после того,

как представители рода стали занимать различные

уряды уже среди казацкой старшины (и естественно,

что любая должность подразумевает применение

печати для визирования документов), после этого

и появляется первый из известных гербов – герб

на печати Максима Бороздны, сотника мглинского

(1715–1722): на печати натянутый лук со стрелою.

Стрела пронзает сердце, из которого вырастают три

колоса, сопровождаемые звездой и полумесяцем.

Герб Ивана Бороздны, бунчукового товарища, на

печати 1775 г. имеет несколько иной вид: в разделён-

ном на четыре части щите мы видим лук со стрелою,

солнце, полумесяц со звёздами, а в дополнение к

общей композиции – три колоса. Те же фигуры, но

не вместе, а по отдельности.

Герб рода был внесён в «Общий гербовник» (ч. IX,

57) в следующем виде: щит разделён на четыре части,

из которых в первой, в серебряной, изображено сияю-

щее солнце; во второй – голубой – золотой полумесяц

и серебряная звезда; в третьей, зелёной, лук и стрела,

в четвёртой части, красной, две золотые звезды.__

Герб Петра Максимовича Бороздны. 1747 г.

 

А.В. Шпунтов