Страницахол

Усадьба Безобразовых - Холаевых Выгоничский район Брянской области

Первоначально усадьба в Кокино принадлежала старинному роду Безобразовых. Среди Безобразовых были храбрые воеводы, строители Смоленской крепости, участники Отечественной войны 1812 года, русско-турецкой компании, Первой мировой войны.

Выгоничский район. Село Кокино. Усадьба Безобразовых-Холаевых.

КОКИНО

УСАДЬБА     БЕЗОБРАЗОВЫХ-ХОЛАЕВЫХ, кон. 18 - нач. 20 в.

Расположена в центре села на бере­гу большого пруда. Село в поел, трети 17 — сер. 19 в. принадлежало помещи­кам Безобразовым, которые в 1740-46 гг. построили в нем деревянный храм Покрова. В 1781 г. здесь стояли каменная церковь Покрова и деревян­ный господский дом на каменном фун­даменте, был разбит сад. На рубеже 18—19 вв. устроен парк. В 1870 г. усадь­ба перешла во владение трубчевского предводителя дворянства Холаева, на­

следникам которого принадлежала до
Октябрьской революции. В нач. 20 в.
сооружены новый господский дом и
два флигеля. В настоящее время цер­
ковь разобрана, к западному торцу до­
ма сделана пристройка, по сторонам
возведены новые здания, а в восточ­
ной части парка устроена спортпло­
щадка.              

Своеобразная по композиции брян­ская усадьба с характерной для нач. 20 в. архитектурой в духе эклектики и од­ним из прекрасных среднепоместных усадебных парков 1-й пол. 19 в., в ре­гулярную структуру которого введе­ны пейзажные элементы.

Занимает прямоугольный участок. большая северная часть которого с ре­гулярной планировкой расположена на ровном рельефе, а меньшая южная, ландшафтная — на крутом склоне вдоль берега пруда. Композиционным центром усадьбы является главный дом, перед южным фасадом которого расположен большой партер с цветни­ками и кустарником. С севера к дому ведет прямая липовая аллея, служа­щая основной планировочной осью регулярной части. Другие аллеи про­ложены по периметру территории, ог­раничивая ее с запада, востока и севе­ра. Одинаковые флигели расположе­ны в парке севернее дома, симметрич­но по отношению к нему, и соединены между собой аллеей. Партер отделяет от дома пейзажную часть, двумя тер­расами раскинувшуюся по береговому склону.

Двухэтажный кирпичный и неош­тукатуренный главный дом, в плане прямоугольный, завершен вальмовойкровлей. Его южный фасад украшен в центре портиком с рустованными ус­тоями в первом этаже, балхбном с дву­мя парами колонн и балюстрадой во втором и ступенчатым фронтоном. Центр противоположного фасада от­мечен полукруглым выступом, на ко­торый ориентирована главная аллея. Прямоугольные окна дома, во втором этаже более крупные, лишены налич­ников. Над окнами в обоих этажах проходят широкие оштукатуренные пояса, эффектно выделяющиеся на фоне красно кирпичной лицевой клад­ки стен. Пояс второго этажа, смыкаю­щийся с венчающим антаблементом, имеет по сторонам верхних частей окон кронштейны-спуски. Широкий выход на балкон внутри портика под­черкнут треугольным фронтоном над кронштейнами.

Кирпичные и оштукатуренные пар­ные флигели отличаются более наряд­ной архитектурой в духе классицизма. Они представляют собой одноэтаж­ные, в плане близкие к квадрату по­стройки с крещатыми мезонинами и входными портиками на главном фа­саде. Нижняя часть стен трактована как рустованный цоколь, выступ ко­торого служит основанием для четы­рех каннелированных колонн порти­каРегулярная часть парка имеет под­черкнуто геометрическую планиров­ку, образованную прямыми взаимно перпендикулярными аллеями. Старые деревья главной широкой (8 м) липо­вой аллеи сохранили следы декоратив­ной стрижки. Боковые (восточная и западная) границы парка также обра­зованы липовыми аллеями. С севера его замыкали еловые посадки с час­тично сохранившимися валами и рвом. В настоящее время на их месте проло­жена трехрядная аллея из разных по­род деревьев: лип по внешней стороне, берез по внутренней и двух рядов то­полей в середине. Поперечную ось парка формирует сосновая аллея, про­ходящая от восточной границы через центральную аллею к западной, но не достигающая ее. Между главным до­мом и флигелями существует еще ряд небольших аллей, продольных и попе­речных. Таким образом территория парка членилась на прямоугольные участки - боскеты, которые к северу от флигелей были заняты фруктовы­ми садами. Планировка ландшафтной части парка свободная. Среди расти­тельности преобладают местные по­роды: липа, клен, дуб и ясень. Перед домом деревья расступаются, откры­вая вид на пруд и панораму южного берега.

Холмогорок, с. 334; Городков, 1983, с. 121-128

 

Брянский край. Дворянская семья. 1831 год.

 

О бывшей усадьбе Безобразовых – Халаевых

в региональной краеведческой литературе

и на интернет-ресурсах написано едва ли не

больше, чем о какой-нибудь другой. То же самое ка-

сается и фотографий. Этому способствовал, главным

образом, тот факт, что усадьба, а также прилегающий

к ней парк являются, пожалуй, одними из наиболее

сохранившихся (хотя и понёсших определённые

потери), а потому неизменно вызывающих интерес

любителей родной истории.

Кокинской усадьбе, по сравнению с соседни-

ми имениями, относительно повезло. Сначала в

1918 г., когда в усадебном доме расположился отряд

самообороны, созданный при угрозе наступления

Деникина, в обязанности которого, среди прочего,

входила и охрана бывшей помещичьей собственно-

сти от разграбления, потому что угроза подобного

развития событий была вполне реальной. Напри-

мер, при разделе имущества соседнего помещика

А.К. Мартынова в марте 1918 года его дом был не

только разграблен, но и полностью сожжён.

Затем усадьбе повезло, когда в 1930 году, после

нескольких лет забвения и разрухи, на её террито-

рии открылся Кокинский сельхозтехникум (ныне –

Брянский государственный аграрный университет),

первым и бессменным директором которого стал

П.Д. Рылько. Именно его стараниями и были сохра-

нены усадьба и парк.

УСАДЬБА БЕЗОБРАЗОВЫХ

Это был комплекс зданий жилого и хозяйственно-

го назначения, а также церковь и парк регулярного

типа, придававший целостность всему ансамблю.

Господский дом и парк сохранились до наших дней,

а хозяйственные постройки благодаря перепла-

нировке скорее выбиваются из общей картины и

существуют как бы обособленно.

Первыми хозяевами имения были дворяне Безо-

бразовы. Это старинный, весьма разветвлённый род,

ещё в конце XIX в. имел по родословию шестнадцать

поколений представителей. Они были расселены по

Московской, Смоленской, Тверской, Костромской,

Владимирской, Рязанской, Симбирской, Пензенской,

Казанской и Орловской губерниям.

Происходили они от «мужа честна из Прус, Хри-

стофора, рекомаго Безобраз, иже прииде в Москву к

великому князю Василию I Дмитриевичу и в Москве,

приняв православие с именем Михаила, стал главою

рода дворян русских». С той поры дошло афористичное

описание Христофора, объясняющее, кстати, и проис-

хождение фамилии: «Душой честен, лицом страшен».

Одной из самых запутанных ветвей этого рода яв-

ляется брянская ветвь, от которой сперва выделились

смоленские рейтары, в свою очередь сделавшиеся

помещиками и в других губерниях: Костромской и

Казанской.

Однако, как утверждает известный исследователь

дворянской генеалогии Петров П.Н.: «Как ни темными

и ни сбивчивыми оказываются в XVII веке переходы

от предков к потомкам по ветви от младшего сына

Василия Юрьевича – Андрея, мы все разветвления

брянской ветви можем считать потомством этого

лица исключительно».

Но кокинские Безобразовы принадлежали к той

ветви, которая вела свое начало от старшего сына

Василия Юрьевича – Матвея. Его сын, Петр Матвее-

вич Безобразов, был назначен в 1610 году севским

воеводой. С его именем связано наиболее раннее

упоминание о поместье.

Пётр Матвеевич Безобразов был потомком

Христофора Безобраза в седьмом колене. Его отец,

Матвей Васильевич, брянский помещик, владел 300

четвертями земли в сельце Скрябине, деревнях

Островне и Кокине Подгородного стана Брянско-

го уезда. В 1610 г. сын боярский Пётр Безобразов

выпросил для себя у короля «отчизны и поместья»

в Брянском уезде – сельцо Бежичи, Скрябино с де-

ревнями, Козловку с деревнями, деревню Хлопово;

в Стародубском уезде – сельцо Новое с деревнями.

В 1615–1616 гг. он был вторым воеводой в Старо-

дубе. Пётр Матвеевич провел на государевой службе

много лет, участвовал в походах, сражениях с поль-

ско-литовскими войсками; в 1621–1622 гг., будучи

воеводой в Карачеве, восстанавливал запустевший и

упразднённый в 1618 г. город. Под старость он попро-

сил уволить его от ратной службы и послать на вое-

водство. Так, в мае 1638 г. он снова оказался севским

воеводой. Пробыл Пётр Матвеевич положенный ему

год воеводской службы в славном городе Севске до

весны 1639 г. Вскоре он постригся в монахи Свенского

монастыря, где и был похоронен как схимник Пимен

в середине 1640-х гг.

По переписи 1646 г., поместье и вотчина Петра

Безобразова были во владении его сыновей – Ивана,

Михаила и Василия. В 1699 г. кокинское поместье

Ивана Ивановича Безобразова было отказано его

сыну Алексею, а в 1740 г. оставлено за детьми Алек-

сея – морского флота лейтенантом Аркадием и сол-

датом Измайловского полка Сергеем. Безобразовы

продолжали увеличивать свои владения и число

крепостных душ.

У Сергея Алексеевича был сын – Александр Серге-

евич Безобразов, который кроме кокинского имения

владел сельцом Горицы, Нижняя Слободка, несколь-

кими дворами в селах Выгоничи, Лопушь, деревнях

Бабинка и Скрябино. Примерно в 1787 г. он женился

на Варваре Николаевне Тютчевой, двадцати двух лет

от роду (родной тётке поэта Ф.И. Тютчева), одной из__

четырех дочерей овстугских помещиков Николая

Андреевича и Пелагеи Денисовны Тютчевых. В при-

даное от родителей Варвара Николаевна получила

часть села Творишичи1, деревень Башево, Городище,

Павловичи, Шапкино, Березовичи, Бакшеево.

Но кокинских Безобразовых как будто преследо-

вал злой рок. Рано ушел из жизни Сергей Безобразов,

он участвовал в Русско-турецкой войне 1768–1774 гг.

и погиб. Его сыновья Александр и Петр начали свою

службу сержантами в лейб-гвардии Семеновском

полку. В 1791 году Александр Безобразов получил

патент на чин секунд-майора, но вскоре умер. По-

сле смерти мужа В.Н. Безобразова осталась жить в

Кокине с маленьким сыном Александром. По родо-

вой традиции Александр Александрович поступил

на службу в 1808 году 17-летним юношей в чине

сержанта лейб-гвардии Преображенского полка и

дослужился до чина подпоручика лейб-гвардии Ар-

тиллерийской бригады. В нем Варвара Николаевна

видела единственный смысл своей жизни и стара-

лась держаться вблизи сына. Весной 1812 года она

проживала в Петербурге, потому что с мая 1812 года

Александр служил в Санкт-Петербурге при учебной

роте. Но, Александр Александрович, подпоручик

лейб-гвардии артиллерии двадцати с небольшим лет,

безвременно умер. Смерть его окутана легендами

и слухами. Считается, что он погиб во время Боро-

динского сражения и вместе со многими другими

героями Бородино был захоронен в Тарутине.

Известно, что он был награждён орденом

Св. Анны 4-й степени, а она была утверждена только в

декабре 1815 г., значит, либо на это время Александр

Безобразов был жив, либо был награждён орденом

посмертно. Однако точная дата, место и обстоятель-

ства смерти Александра Александровича Безобразо-

ва достоверно неизвестны.

В день 200-летия Бородинской битвы в Кокине

открыли памятный знак Александру Безобразову.

Варвара Николаевна едва пережила потерю

единственного сына. Убитая горем, она перевезла

тело сына в Кокино, где он был перезахоронен в

склепе Покровской церкви. С этого момента усадьба

в Кокине постепенно начинает приходить в упадок.

Варвара Николаевна много сил и средств отдавала

возведению церкви в другом имении, в с. Творишичи,

которую она строила в память об ушедших муже и

сыне. Спасо-Преображенская церковь была закон-

чена в 1818 г. и стала одним из самых оригинальных

образцов церковной архитектуры России. Церковь

построена бескупольной, как символ семьи, остав-

шейся без главы. По преданию, она говорила: «Раз

нет главы в доме, значит, и церковь будет безглавой».

Не будь рядом с церковью колокольни, построен-

ной позже, в 1890-х годах, церковное здание своим

вытянуто-овальным объемом с декоративными

башенками, расположенными попарно и по три с

четырех сторон, со скошенными, почти треугольными

в верхней части окнами, скульптурными изображени-

ями апостолов, лепными рельефными украшениями

и мальтийскими крестами напоминало бы небольшой

замок.

К сожалению, в прошедшие годы были уничто-

жены многие скульптурные украшения фасадов

– барельефы апостолов и профильный портретный

барельеф устроительницы храма В. Безобразовой.

В 1828 году Варвара Николаевна умерла. Имение

в Кокине унаследовала одна из ее сестер – Анастасия

Николаевна Катаржинская. Но и она ненамного пере-

жила сестру. И Варвара, и Анастасия имели крупные

долги разным частным кредиторам, в связи с чем в

октябре 1831 года по постановлению Трубчевского

земского суда над имением была установлена опека.

Опекуном назначили дворянского заседателя Труб-

чевского земского суда Козелкина, составившего

опись всего движимого и недвижимого имущества

Варвары Безобразовой. В описи скрупулезно, вплоть

до малейших мелочей, перечислено все имущество

кокинского дома, благодаря чему воочию можно

представить жизнь Безобразовых.

Кокинское имение состояло из 424 десятин пашни,

333 – сеноугодий, 451 десятины леса. В селе Кокине

проживало 94 дворовых мужского и 94 женского

пола. Господский дом был деревянным, на каменном

фундаменте. Рядом с ним – разные хозяйственные

постройки, два сада и оранжерея, мукомольная мель-

ница о двух поставах, суковальня и недействующий

винокуренный завод. В доме привлекали внимание

кафельные печи. В окна на зиму вставлялись двойные

рамы. Ежегодно для замазки стекол в доме и оранже-

рее варили пуд и 12 фунтов постного масла. В 1832__

году для дома и оранжереи купили четверть ящика

стекла ценой в 12 рублей. Престиж дворянина опре-

делялся величиной и красотой его жилища, богатством

внутренней обстановки, но еще больше – роскошью

пиров и балов. Чем больше тратилось денег, тем

большей славой пользовался дворянин. Безобразовы

слыли помещиками средней руки, но тоже старались

жить роскошнее, чем позволяли средства.

Различные ветви Безобразовых пользовались

двумя различными гербами.

Первый герб Безобразовых, относящих себя к

потомству Христофора Безобраза, внесён в «Общий

гербовник дворянских родов».

Иосиф Иванович, Марья Александровна и Алек-

сандр Михайлович Безобразовы ходатайствовали о

гербе, представляя родословие своей ветви от Хри-

стофора (с опущением Александра и его потомства).

Безобразовы прописывали, что они издревле будто

бы употребляли на печатях свой герб, на котором

изображены щит с вершиною и делением поперек.

Вершина – серебряное поле с черным равноко-

нечным крестом – служит в память св. крещения,

воспринятого родоначальником Безобразовых

Христофором-Михаилом. Под вершиною в голубом

поле близ дуба стоящий олень под звездою. Согласно

просьбе ходатайствующих присутствие герольдии и

предложило герб существующий, отмены в котором

заключаются только во введении щитоносцев – ры-

царя с копьем и орла одноглавого да в помещении

(в нашлемнике) возникающего золотого оленя между

распростертыми черными орлиными крыльями.

Намет лазуревый. Этот герб употребляет калужская

ветвь и прочие, за исключением потомства Осечки

(Ажечки), испросившего себе особый герб, содержа-

щийся во второй части гербовника.

УСАДЬБА ХАЛАЕВЫХ

В 1833 г. имение было продано за долги с торгов,

приобретено брянской подполковницей В.А. Хала-

евой. С этого момента в усадьбе появились новые

хозяева, которые и владели ею до 1917 года. Кроме

Веры Александровны известны еще двое Халаевых

– владельцев усадьбы в Кокине: Николай Павлович

(в 1874 г. гвардии полковник) и Николай Николаевич.

Последний являлся предводителем дворянства Труб-

чевского уезда (с 1910 года) и последним кокинским

помещиком. Халаевы были попечителями Кокинской

школы, благотворителями церкви.

В 1870 году усадьба перешла во владение Николая

Николаевича Халаева – почётного мирового судьи,

гласного (депутата) Трубчевского уездного земского

собрания. К началу XX века были перестроены прак-

тически все здания усадьбы, включая господский дом.

Николай Николаевич владел не только усадьбой, в

Москве, на Арбате, ему принадлежал пятиэтажный

дом, сдававшийся под квартиры. В 1907 году мо-

сковский архитектор Орлов по просьбе Н.Н. Халаева

построил ему новый дом в Кокине.

Вся территория усадьбы располагалась на возвы-

шенности, с трех сторон была окружена глубокими

оврагами и лишь со стороны парка на северо-восток

открывался ровный, плавный ландшафт. В центре

усадьбы находился помещичий двухэтажный дом.

С высокого крытого крыльца второго этажа, под-

держиваемого дорическими колоннами, к парку

спускалась широкая пологая лестница, перед ко-

торой был расположен подъездной круг. Построен

дом в стиле классицизма и полностью продолжает

традиции архитектуры «дворянских гнезд» XIX века.

Здание сложено из красного кирпича местного про-

изводства. Отделка колонн, полуколонн, портиков и

фронтонов побелена. Сочетание белого и красного

цветов, так же как и наличие перечисленных элемен-

тов, – характерный признак архитектуры русского

провинциального классицизма. По строительному

материалу, кстати, легко определить принадлежность

и возраст кокинских построек: на кирпичах, из ко-

торых сложены здания усадьбы, отпечатаны буквы

ХНН – Халаев Николай Николаевич.

Халаевы тоже имели свой герб. Он был пожалован

им в 1873 году. Добивались права иметь родовой герб

полковник Николай Халаев и подполковник Павел

Халаев, подтверждая своё потомственное дворян-

ское достоинство.

В 1925 году в Кокине на базе бывшей помещичь-

ей усадьбы создается сельскохозяйственная школа

маслоделия и сыроварения, что спасло усадьбу от

дальнейшего разорения.

Земля, ранее принадлежавшая помещикам, была

отдана крестьянам, и лишь 400 гектаров оставлено

для школы. А 1 октября 1930 года на землях усадьбы

открылся сельскохозяйственный техникум. Первона-

чально он разместился в усадебном доме, благодаря

чему тот сохранился, но очертания и пропорции были

нарушены. Огромная пристройка к дому в советское

время изменила его объемную композицию.

Усадебный дом ныне составляет едва ли одну

четвертую часть современного учебного корпуса.

Некоторыми краеведами он до сих пор именуется

безобразовским, хотя к 1930 году из безобразовских

построек сохранилась только церковь, да и то в

полуразрушенном виде. А сам дом и хозяйственные

строения были созданы Халаевыми.

Сегодня сложно представить, какой вид открывал-

ся от заднего фасада главного дома в сторону пруда,

теперь заросшего и заброшенного, и от центрального

фасада в сторону главной аллеи и парка. Видимо, это

было очень красиво.

 

К слову, вместе со Львом и Василием Перовскими в 1812 году по квартирмейстерской части служил поме­щик села Кокино Брянского уезда гвардейский артилле­рист Александр Александрович Безобразов, двоюродный брат поэта Фёдора Ивановича Тютчева. В официальной «Истории гвардейской артиллерии» П. Потоцкого сказа- I ю, что в день Бородинского сражения подпоручик Безоб­разов был ординарцем у Кутузова и «развозил его прика­зания с мужеством и расторопностью», за что награждён орденом св. Анны 3-й степени. Позже товарищ братьев Перовских и Александра Безобразова по квартирмей­стерской службе Николай Дмитриевич Дурново записал у себя в дневнике в день Тарутинского сражения 6 октя­бря 1812 года: «Александр Безобразов пропал без вести.

Полагают, что он был убит в атаке, которую наши казаки произвели против французских кирасиров. Это приведёт его бедную мать в отчаяние: он был её единственным сы­ном». И 8 октября добавил: «Слухи о смерти Александра Безобразова, артиллерийского офицера, к сожалению, оправдались. Он был убит в сражении казаков с первым кирасирским полком. Его тело было обнаружено на поле боя совершенно обнажённое». Героя похоронили в склепе Покровской церкви его родного села Кокино, а в память о сыне в 1818 г. Варвара Николаевна Безобразова начала строительство удивительной Спасо-Преображенской церкви в селе Творишичи близ Жирятино.