Страницагородовых

О службе городовых города Брянска

Тип российского городового. 1907 г.

О службе городовых города Брянска по документам фонда «Брянское городское полицейское управление» Государственного архива Брянской области

Нынешняя российская полиция принципы и методы своей работы унаследовала от милиции советского образца. Однако наименование структуры правоохранительных органов подчеркивает ее связь с дореволюционной полицией Российской империи, заставляя обратиться к бесценному опыту и профессионализму российских полицейских, их преданности делу службы. О нелегком труде рядовых полицейских можно составить представления по документам фонда Брянского государственного архива, отложившихся в фонде «Брянского городского полицейского управления».
Городовые – это низшие чины полицейской стражи в губернских и уездных городах Российской Империи…. Городовые не пользуются правами государственной службы и служат по вольному найму». Брянские городовые относились к службе Брянского городского полицейского правления, созданного на основании указа Сената «Об устройстве городовых полиций…» от 31 мая 1799 г. В соответствии с «Временными правилами об устройстве полиции в городах и уездах губерний» от 25 декабря 1862 г. полицейские правления были переименованы в городские полицейские управления. В фонде Брянского городского полицейского управления насчитывается 257 единиц хранения за 1899-1918 гг., по которым можно восстановить жизнь рядового полицейского.
Штат городовых полицейских дореволюционного города Брянска, являвшемся уездным городом Орловской губернии, по состоянию на январь 1915 г. составлял 59 человек. В требовательных ведомостях на выдачу жалованья записаны: 1 старший городовой, 8 участковых городовых, 50 младших городовых (делились на 1-ю и 2-ю части города). Сумма ежемесячных выплат в качестве жалованья составляла от 22 руб. 91 коп. старшему городовому до 17 руб.91. коп. – младшим. Иногда к данной сумме прибавляли
Тип российского городового. 1907 г.
добавочные суммы (дополнительное поощрение). По сравнению с ведомостями за 1903 г. можно наблюдать динамику увеличения жалованья в связи с охватившей страной инфляцией на фоне событий 1 Мировой войны. В 1903 г. старший городовой получал 15 р. В месяц, младшие – по 11 руб. В основном, рядовые полицейские являлись прошедшими службу в царской армии солдатами. Горожане редко шли на службу в полицию. По социальному составу полицейские в большей мере были представлены выходцами из крестьянского сословия, за время службы в армии, отвыкшие от сельского труда. Зачастую ряды городовых пополнялись случайными людьми, что обуславливало текучесть кадров, о чем говорят большие по объему дела «Заявления и прошения о зачислении и увольнении городовых»
Мотивом соискателей места городового служило стремление к улучшению бедственного материального положения, отсутствием земельных участков и иных источников доходов. В одном из прошений - запасного старшего унтер-офицера Тимофея Васильевича Савина указано: «Нахожусь в крайне бедственном положении. Поддержки ни откуда не имею». Подобные заявления – не редкость в документах. Вначале желающих зачисляли кандидатами на должность с испытательным сроком, поскольку его не все выдерживали, а затем вводили в штат. Условия приема были достаточно жесткими, что отразилось в анкетах по приему на службу в городовые: соискателей проверяли на наличие судимости, узнавали об образе их жизни, возрасте, поведении, нравственных качествах, роде занятий и других обстоятельствах, способных препятствовать приему на службу.
Одной из причин увольнений выступала любовь служивых к «зеленому змию», что подтверждают документы Брянского городского полицейского управления. 4 февраля 1912 г. пристав 1 части г. Брянска Н. Широков рапортовал брянскому полицмейстеру: «Ходатайствую пред Вашим Высокоблагородием об увольнении от службы с 5 сего февраля младшего городового вверенной мне части Николая Елисеева, находящегося при помещении арестуемых, за пьянство и несоответствие своему назначению, поводом чего послужило допущение на пьянства среди арестованных». 30 марта того же года Широков обращался по поводу другого служащего – Сергея Пермякова, который «самовольно отлучился с поста и явился на пост в нетрезвом виде». Пристав 1 части г. Брянска просил уволить Пермякова, но Брянский полицмейстер ограничился назначением ареста виновному на 7 суток. Поводом к увольнению городовых служили и проступки иного рода. Помощник пристава Ипатов докладывал, что на вечернем раппорте передал участковому городовому Пономареву поручение собрать подписи на памятник бывшему Министру внутренних дел П. Столыпину. В ответ последний категорически отказался взять подписные листы, швырнув их на стол, сказал:
«Я побираться не пойду, пусть идут старые участковые!». Впоследствии Пономарев оказался в числе участковых городовых, допустивших беспорядки на своих участках. За подобный проступок виновным грозил штраф от 1 до 2-х рублей, а также перевод в постовые полицейские. Повторное допущение беспорядков влекло более строгие наказания вплоть до увольнения. Данной мерой пользовались часто, поскольку желающих занять вакантные места было много.
В приказах Брянского полицмейстера, возглавлявшего городское полицейское управление, освещаются основные функции городовых. Прежде всего, они обязаны были следить за порядком в городе - нести ежедневно службу на участках массового скопления людей. В Брянске местами постоянных рейдов были: сад общества трезвости, театр общественного собрания, цирк, ярмарки, Базарная площадь, парады и др. 17 стражников городской полицейской команды, зарекомендовавших себя беспорочным служением, были направлены на железнодорожные пути с целью почетной охраны при проезде Императора Николая II с 24 ноября по 20 декабря 1909 г. Несение службы в спокойном уездном городе, на поверку оказывалось опасной работой. Так в раппорте брянского полицмейстера орловскому губернатору описан случай, произошедший с постовым городовым Пахомовым, который патрулировал Чузовскую улицу 16 октября 1911 г. Неожиданно на него напал, обнажив шашку, находившийся в нетрезвом виде старший ординарец 144 пехотного Каширского полка Семен Геслер. В документе указано, что последний «…нанес удары Пахомову в грудь и сорвал с него погоны». Пришедшие на помощь стражнику ночные сторожа и участковый городовой Фролов, помогли обезоружить хулигана, однако ему удалось скрыться. Через некоторое время Геслер явился в канцелярию части за своим оружием, где «произвел буйство, намериваясь вступить в драку с бывшими в части городовыми, …называя Пахомова «кровопийца», «хулиган», «вор» и другими неприличными словами, также ругал и всех присутствующих нижних чинов». Только при помощи вызванного конвоя в числе 3-х человек удалось отправить буяна к дежурному офицеру. Еще одному вопиющему случаю посвящена переписка полицмейстера с Орловским губернским правлением. 4 мая 1913 г. на станции Риго-Орловской железной дороги в г. Брянске извозчик Московский «нанес оскорбления городовому Жмакину и сорвал у последнего револьверный шнур». Подобное поведение явилось ответом извозчика на призыв к нему полицейских чинов соблюдать правила для извозчиков в г. Брянске. Жалобу крестьянина Никиты Московскоого, занимавшегося частным извозом, постановили «оставить без последствий».
С ростом революционного движения в стране и в Брянске в частности к основной деятельности городовых добавились: контроль за явлениями
революционного характера, борьба с террористическими организациями левого толка, что повлекло усиление данной службы. Городовые должны были теперь охранять жизнь чиновников полиции, кредитные учреждения, почты, заводские кассы, днем и в ночное время патрулировать город. В связи с данным положением 11 февраля 1910 г. брянский полицмейстер в своем прошении Орловскому губернскому правлению просит усилить полицейские части города Брянска за счет стражников орловского и елецкого резервов, находившихся в командировке в г. Брянске. Орловское губернское правление, учитывая внутриполитическую ситуацию в империи, дало добро.
Коррективу в рутинную службу брянских городовых внесли события, связанные со вступлением Российской Империи в 1-ю Мировую войну и началом всеобщей мобилизации. На городовых было возложено оповещение горожан о начале мобилизации. Они расклеивали объявления, а также должны были словесно уведомить каждого, кто призывался на воинскую службу. Городовые были призваны осуществлять поддержание порядка при мобилизации в местах сбора запасных нижних чинов и во время следования на сборные пункты. Дежурные несли службу с 6 часов утра на тюремной площади, возле управления воинского начальника, у кухонь и столовых на Успенской улице. В «Соображениях Брянского городского полицейского управления» отмечалось, что «особенное внимание полиции должно быть обращено на недопущение тайной продажи спиртных напитков и на охрану казенных винных лавок». Городовые устанавливали наблюдение за ходом подвод с ополченцами.
Как и на всякой службе, в полиции было немало ветеранов, служивших там многие годы. Хорошая служба поощрялась наградами. За пять лет службы полагалась нагрудная серебряная медаль с надписью: «За беспорочную службу в полиции», предназначенная для ношения на аннинской ленте. В 1912 г. такой медали были удостоены брянские городовые: Ефим Гукалин, Петр Кирьяков, Иван Флоров, Антон Потапов, Григорий Лисенков, Федор Ефремов, Илья Болтиков, Ефим Изотов. Законом от 3 июля 1892 г. были установлены правила о прибавке к жалованью городовым по истечении 7 лет, назначения им единовременных пособий по истечении 20 лет и пенсии – по истечении 30 лет службы в одной и той же полицейской команде.
В 1910 г. Главная палата Союза имени Михаила Архангела озаботилась увековечением памяти мучеников и борцов за идею Православия, Самодержавия и русской народности, взяв на себя труд подготовки и издания «Книги русской скорби». В этом издании были собраны биографические сведения, портреты и обстоятельства смерти лиц, павших при исполнении своего долга. В сборе информации приняла участие и Орловская губерния. 22 января 1910 г. губернатор направил запрос в Брянск. В своем ответе от 10 марта 1910 г.
брянский полицмейстер перечисли всех «погибших от рук крамолы», среди них и двое городовых: Никита Евтеев Кузнецов, погибший 29 октября 1905 г. во время ночного обхода; Егор Сергеев Рукунев, убитый 2 мая 1907 г. при преследовании зачинщиков стрельбы в театре.

Е.В. Деревянко