СтраницаБезбородко

Усадьба Безбородко - Голицыных, с. Гринёво Погарский район Брянской области

► Село Гринёво

Усадьба Безбородко (г. Погар)

Гринево (Гринёв) - село Погарского района Брянской области, в 14 км к западу от Погара. Центр Гринёвского сельского поселения

Голицыны

Усадьба Безбородко расположена на берегу озера на краю села. Во время Польского владения село принадлежало шляхтичу Вайнуловичу. Универсалом 1662 г. было отдано знатному "внуку" Богдана Хмельницкого войсковому товарищу Ф.Х. Мовчану "за отважные в воинских службах его дела", перейдя после его смерти к его вдове. Сменив еще ряд владельцев, в нач. 18 в. село оказалось у войскового товарища С.С. Ширая, потом у его сыновей и внуков. Одна из внучек стала впоследствии женой Ильи Андреевича Безбородко (1756-1815) генерал-майора, во время штурма Измаила командовавшего 4-й и 5-й колоннами и получившего тяжелое ранение. Как и его брат канцлер России и царедворец удостоен графского титула . Он и создал нынешнюю усадьбу, как предполагают, по проекту известного архитектора Дж. Кваренги.

Погарский район. Гринево. Усадьба Безбородко. 1802

ГРИНЕВО

Характерный пример крупного усадебного дома нач. 19 в. дворцового типа в стиле зрелого классицизма. Двухэтажное кирпичное и оштукатуренное здание с полуподвалом соединено на торцах пониженными галереями с двухэтажными флигелями, из которых сохранился лишь западный. Основной прямоугольный в плане объем имеет довольно крупный цоколь, высокий первый этаж и более низкий второй. Обращенный к центральной аллее регулярного парка главный фасад в одиннадцать окон украшен в центре мощным шестиколонным входным портиком с парадной лестницей и фронтоном. Портику с противоположной стороны соответствует полукруглый выступ.

Интереснейший памятник русской усадебной архитектуры в стиле зрелого классицизма, один из самых крупных комплексов подобного типа в Брянской обл. Прежде большая усадьба состояла из целого ряда стоящих в окружении зелени парка и водной глади прудов построек, из которых к настоящему времени сохранились лишь господский дом и церковь. Композиционным ядром комплекса является дом. Он разделяет всю территорию усадьбы на две части: парадную со строго распланированным регулярным парком, находящуюся перед домом, и парковую со свободной планировкой и живописным искусственным озером Узра — позади него. Парадную прямоугольную часть пересекал ранее ряд диагональных аллей, которые в плане образовывали звездообразный рисунок. Композиционной осью комплекса служит ведущая к дому главная аллея, которая продолжает сельскую улицу. Справа при въезде в усадьбу возвышается церковь Троицы, поставленная несколько в стороне от главной аллеи, на расстоянии 100 м от дома. Она является вертикальной доминантой всего комплекса, обогащая сложным и выразительным силуэтом панораму усадьбы. Поодаль от церкви, на западной границе регулярного парка, находятся два небольших овальных пруда, «привязанные» к одной из диагональных аллей. Далее размещались различные хозяйственные постройки, не дошедшие до наших дней. Парковая часть усадьбы с озером и фруктовым садом имеет живописную пейзажную планировку и постепенно смыкается с лежащими за ней лугами и полями.

 

Усадьба осенью, Октябрь 2008

Главный дом усадьбы Безбородко / Голицыных в с. Гринево. Фото 1903 г

Если дальше мы проследуем по избранному маршруту (для чего надо вернуться в Стародуб), то по пути в Погар мы будем проезжать большое село Гри­нево, в котором также сохранились памятники русского классицизма. Как видим, старых «дворянских гнезд» на Брянщине было немало.

В свое время Гринево поочередно принадлежало ряду казацких старшин, а впоследствии — крупнейшим маг­натам России. В списке его владельцев числятся такие фамилии, как Дорошенко, Шираи, Миклашевские, Без-бородко, Лобановы-Ростовские, Апраксины, Голицыны. Каждому из них в свое время принадлежали десятки, а то и сотни тысяч крепостных и земли, равные по пло­щади некоторым западноевропейским государствам!

В седьмом томе известного сочинения «Россия. Полное географическое описание нашего отечества», изданном в 1903 году, сказано, что некогда Гринево было соб­ственностью  И.   Безбородко,   который   «здесь   выстроил прекрасный дом и возле него церковь по плану архи­тектора Гваренги; четыре иконы в храме принадлежат кисти знаменитого академика Кипренского». Получает­ся, таким образом, что Кваренги причастен к строитель­ству в Ляличах, Шнуровке и Гриневе, а знаменитые живописцы XVIII века Боровиковский и Кипренский писали иконы для церквей в Новой Романовке и Гри­неве. Не такая уж это была «глухая провинция»!

Имение Безбородко-Голицыных в селе Гринѐво является уникальным усадебным памятником начала 19 века на территории Брянской области

План имения был разработан, предположительно, по проекту известного архитектора
Джакомо Кваренги и включал строительство усадебного дома, церкви, разбивку парка и
создание пруда.

Усадебный дом был спроектирован в виде
двухэтажного кирпичного здания, выполненного в
стиле зрелого классицизма. Главный фасад был
украшен 11-ю окнами и мощным шестиколонным
входным портиком с парадной лестницей и
фронтоном. Колонны портика, установленные на
постаментах, и соответствующие им на стенах
пилястры, имели коринфские лепные капители и базы. Нижние прямоугольные окна были
оформлены тонкими обрамлениями с треугольными сандриками, а верхние – простыми
наличниками.

На западном торце дом соединялся пониженной галерей с двухэтажным флигелем.
Стены галереи членились шестью плоскими арочными нишами с оконными проѐмами.
Флигель оформлен с трѐх сторон массивными четырехколонными портиками с
фронтонами и лестницами. Восточный флигель
отсутствовал, на его месте была пристроена веранда.

Недалеко от дома в 1802 году на месте
прежней, деревянной церкви была построена новая
каменная Троицкая церковь. Это пятиглавый купольный храм, построенный в стиле зрелого
классицизма. По дошедшим до нас сведениям, в церкви находилось четыре иконы кисти
О.Кипренского. В настоящее время храм отреставрирован и открыт для прихожан.
Несомненно, Троицкая церковь является украшением всего
комплекса.

 

  

 

Граф Илья Андреевич Безбородко(художник Д.Г. Левицкий)

Граф Илья Андреевич Безбородко (1756–1815)

– русский генерал, участник русско-турецких

войн. Илья Андреевич был незаурядной исто-

рической личностью, в чем немалую роль сыграл

его старший брат Александр Андреевич Безбородко

(1746–1799). Уже в 16 лет Илья Андреевич участвовал

в 1-й Русско-турецкой войне в армии П.А. Румянцева.

В 1784 году получил графский титул, а в 1785 году

был произведен в бригадиры; звание бригадира

предшествовало генеральскому. За службу в главной

провиантской канцелярии Безбородко получает ор-

ден Святого Владимира 3-й степени. В 1786 году Илья

Андреевич получил звание генерал-майора, а в 1795

году – генерал-поручика. Безбородко участвовал в зна-

менитом ночном штурме турецкой крепости Измаил

11 декабря 1790 года, когда после двух неудачных по-

пыток взятия в командование русской армией вступил

А.В. Суворов. Илья Андреевич командовал 4-й и 5-й

колоннами левого фланга малороссийских казаков.

За Измаил Безбородко получил орден Святого Георгия

3-й степени и Анненскую ленту, а 2 сентября 1793 года

был награжден украшенной алмазами золотой шпагой

с надписью «За храбрость». В день своей коронации

5 апреля 1797 года император Павел I пожаловал ему

орден Святого Александра Невского, а через год про-

извел в действительные тайные советники и сенаторы.

Его старший брат А.А. Безбородко в день коронации

Павла получил высокие награды, княжеское досто-

инство с титулом светлейшего, должность канцлера,

30 тысяч десятин земли и 6 тысяч подданных душ,

доведя их количество до 40 тысяч.

Илье Андреевичу принадлежала усадьба Гринёво

нынешнего Погарского района Брянской области.

Гринево после изгнания поляков Богданом Хмель-

ницким находилось в собственности у погарского

сотника Гаврилы. Затем в 1662 году было отдано

знатному войсковому товарищу Ф.Х. Мовчану «за

отважные в воинских службах его дела». Сменив еще

ряд владельцев, в начале XVIII века село оказалось у

войскового товарища С.С. Ширая, потом у его сыно-

вей и внуков. Одна из внучек Ширая, Анна Ивановна

Ширай, стала впоследствии женой И.А. Безбородко.

Илья Андреевич Безбородко создал нынешнюю

усадьбу Гринево, как предполагают, по проекту из-

вестного архитектора Джакомо Кваренги. В 1802 году

была построена церковь Троицы на месте бывшей де-

ревянной. В начале XIX века сооружен большой дом,

к которому несколько позже пристроены галереи с

флигелями. Позднее усадьбой владели Лобановы-Ро-

стовские, Апраксины и Голицыны.

Во время Великой Отечественной войны дом

сильно пострадал от пожара и в 1960-х – начале

1970-х гг. был перестроен. При этом претерпел изме-

нения его внешний и особенно внутренний облик.

Изменился также и парк, во многом вырубленный

и заросший.

Гринёво – интереснейший памятник русской уса-

дебной архитектуры в стиле зрелого классицизма и

один из самых крупных комплексов подобного типа

в Брянской области. Прежде большая усадьба со-

стояла из целого ряда стоящих в окружении зелени

парка и прудов построек, из которых к настоящему

времени сохранились лишь господский дом и цер-

ковь. Композиционным ядром комплекса является

дом. Он разделяет всю территорию усадьбы на

две части: парадную со строго распланированным

регулярным парком, находящуюся перед домом, и

парковую со свободной планировкой и живопис-

ным искусственным озером позади него. Парадную

прямоугольную часть пересекал ранее ряд диа-

гональных аллей, которые в плане образовывали

звездообразный рисунок. Композиционной осью

комплекса служит ведущая к дому главная аллея,

которая продолжает сельскую улицу. Справа при

въезде в усадьбу возвышается церковь Троицы,

поставленная несколько в стороне от главной

аллеи, на расстоянии 100 м от дома. Она является

вертикальной доминантой всего комплекса. Поодаль__

Главный усадебный дом, северный фасад

от церкви, на западной границе регулярного парка,

находятся два небольших овальных пруда. Далее

размещались различные хозяйственные постройки,

не дошедшие до наших дней.

В Гринёве мы видим характерный пример круп-

ного усадебного дома начала XIX века дворцового

типа в стиле зрелого классицизма. Двухэтажное

кирпичное и оштукатуренное здание с полуподва-

лом соединено на торцах пониженными галереями

с двухэтажными флигелями, из которых сохранился

лишь западный. Основной прямоугольный в плане

объем имеет довольно крупный цоколь, высокий

первый этаж и более низкий второй. Обращенный

к центральной аллее регулярного парка главный

фасад в одиннадцать окон украшен в центре мощ-

ным шестиколонным входным портиком с парадной

лестницей и фронтоном. Портику с противоположной

стороны соответствует полукруглый выступ. Недав-

няя перестройка во многом обезличила прежнее на-

рядное убранство фасадов, отличавшееся тонкостью

исполнения деталей и форм. Колонны портика на

постаментах и соответствующие им на стенах пиля-

стры потеряли коринфские лепные капители и базы;

нижние прямоугольные окна хороших пропорций

лишились тонких обрамлений.

Церковь Троицы в усадьбе – пятиглавый куполь-

ный храм в стиле зрелого классицизма с необычной

центрической композицией, отличающийся высоким

профессиональным уровнем исполнения. Массивный

основной четверик имеет встроенные в углы мощные

цилиндрические объемы, между которыми выступают

ризалиты с фронтонами: в трех ризалитах размещены

входы, а четвертый, алтарный, дополнен полукру-

глой апсидой. Здание завершает крупный четверик

с восьмигранным куполом, увенчанным световым

восьмериком с узкими диагональными гранями и ма-

ленькой главой с яблоком и крестом. Оригинальность

верху придают поставленные на углах и примыкающие

к четверику цилиндрические башенки-барабаны с

полусферическими кровлями и такими же, как цен-

тральная, главками. Восточные башенки глухие, а

западные прорезаны узкими арочными проемами и

служат для размещения колоколов. В строгом клас-

сицистическом декоре фасадов основным элемен-

том являются карнизы, трижды опоясывающие все

здание: один проходит по стенам основного объема

на уровне верха апсиды, другой венчает его, а третий

завершает башенки и четверик. Роспись выполнена

клеевыми красками в начале XIX века. Ее строгий и

торжественный характер, тщательно проработанный

рисунок деталей и высокий художественный уровень

исполнения гризайльного декора позволяют говорить

об этой живописи как об одном из лучших в Брянской

области произведений данного вида искусства эпохи

классицизма. Фрагментарно сохранился иконостас

начала XIX века, характеризующийся торжествен-

но-парадной трактовкой форм. Иконы, по некоторым

сведениям, принадлежавшие кисти О.А. Кипренского,

были написаны масляными красками на холсте.

Историк Погара А.И. Ханенко в книге «Описание

местностей Черниговской губернии в пределах

бывшего Стародубского полка» за 1890 год впер-

вые приписал архитектурное авторство усадьбы

И.А. Безбородко в селе Гринёве Джакомо Кваренги.

Документов, указывающих на авторство данного

архитектора, нет, предположение основывается

лишь на том, что Кваренги был архитектором не-

скольких других построек, принадлежавших роду

Безбородко

Еще при разделе отцовского имущества И.А. Без-

бородко также получил в наследство родовое имение

в селе Стольном Сосницкого уезда Черниговской гу-

бернии, где он впоследствии часто бывал. Архитекто-

ром усадьбы также был Джакомо Кваренги. Его друг

писал из Царского Села: «Не пишу Илье Андреевичу,

не знаю, возвратился ли он из Гринева в Стольное».

Граф Илья Андреевич скончался в Петербурге в 1815

году на шестидесятом году жизни в звании предво-

дителя дворянства Петербургской губернии. Останки

его покоятся в Александро-Невской лавре.

После Ильи Андреевича Безбородко усадьба пе-

решла к его жене Анне Ивановне Безбородко. Затем

по наследству к младшей дочери Анны Ивановны –

Клеопатре Ильиничне, вышедшей в 1811 году замуж

за генерал-майора, флигель-адъютанта императора

Александра I князя Александра Яковлевича Лоба-

нова-Ростовcкого (1788–1866 гг.), сына генерал-гу-

бернатора Малороссии. Село было записано на его

имя. Но впоследствии они разошлись. Причиной

разрыва было пристрастие князя Лобанова-Ростов-

ского к коллекционированию и картам. Однажды в

Киеве он проиграл много денег и полученное им в

приданое за женою Подольское имение. Клеопатра

Ильинична не смогла простить мужу его мотовства,

и они разъехались без формального развода. Их

единственная дочь умерла в младенчестве. Сама

княгиня вела очень расточительную жизнь и в конце

1820-х годов оказалась в жутких долгах. Дипломат

и администратор, московский и петербургский

почт-директор К.Я. Булгаков писал брату в феврале

1827 года: «Княгиня Лобанова, урожденная Безбород-

ко, объявила себя несостоятельною в восемь милли-

онов, и все свои имения оставила кредиторам, и де-

ревню, и дом. Бедные кредиторы! Потеряют, конечно,

не так-то много, но замучаются, пока продадутся 8 или

9 тысяч душ и дом». Продает Клеопатра Ильинична

и Гринёво, усадебный дом, который современники

описывали как «почти сколок с Царскосельского

дворца». Там находились громадная библиотека,

постоянно пополняемая, в большом порядке содер-

жавшийся семейный архив, прекрасные гобелены

и картины, целая коллекция вывезенных из Италии

этрусских ваз.

Подробно о финансовом положении можно

узнать из письма Клеопатры Ильиничны неустанов-

ленному лицу:

«Получив от родителей моих довольно значи-

тельные имения…я приняла обязанности уплаты

долгов и произведения разных платежей, простира-

ющихся всего до двух с половиной миллионов рублей.

Но в продолжении времени, как муж мой управлял

всеми моими именьями, масса долгов чрезмерно

увеличилась.

К тому присовокупилось еще обстоятельство…

доходы с имений, на хозяйственном управлении

состоящих, существенно уменьшились. Наконец,

и рыбные на Каспийском море ловли, из которых

половина принадлежала мне и которые находились

в откупном содержании у купцов Сапожниковых,

плативших ежегодно по двести пять тысяч рублей,

пришли в расстройство по нежеланию Сапожниковых

взять на себя дальнейшее содержание таких ловель.

На основании контракта с ними за десять лет, пред

тем заключенного, обязанность была заплатить им

за… строения 73600 рублей… Не щадя никаких спосо-

бов к удовлетворению моих кредиторов, я решилась

продать Орловское и часть Полтавского моего име-

ния. Но все средства оказались недостаточными, и я

в октябре месяце 1826 года нахожусь в совершенной

невозможности уплачивать должное мною как в

Казну, так и частным людям. Я намеревалась было

приступить вновь к продаже какого-либо имения,

но упадок цены недвижимости имений и неизбежная

сверх того потеря, которой бы я подверглась от

скоропостижной и безвременной продажи, вскоре

меня удостоверили, что такая мера может един-

ственно послужить во вред моим кредиторам. Вся

масса долгов моих простирается до следующих сумм:

в Казну капитального долгу – 2,865,500 руб., частным

людям по обязательствам – 4,231,582 руб. Итого:

7,097,082 руб.

В 1828 году усадьбу Гринёво купил с публичного

торга князь Сергей Сергеевич Голицын (1783–1833),

представитель знаменитого старинного рода, с дет-

ства записанный в Семеновский полк. Под коман-

дованием М.И. Кутузова он участвовал в 1805 году

в сражении при Аустерлице, за что получил орден

Св. Анны; в чине подполковника награжден в 1807

году золотой шпагой «За храбрость», а за сражение

при Фридланде под командованием П.И. Багратио-

на – орденом Св. Георгия 4-й степени. С 1812 года

C.С. Голицын – генерал-майор, за сражение при

Лейпциге в октябре 1813 года награжден золотой

саблей с алмазами с надписью «За храбрость».

С.С. Голицын умер в Петербурге бездетным, и

Гринёво перешло к жене Наталии Степановне Го-

лицыной (1794–1890). За 57 лет самостоятельного

владения Гринёвом она показала себя умелой

хозяйкой-помещицей. На первый год вдовства

Наталия Степановна имела в Погарском райо-

не 8400 десятин земли и 897 подданных душ.

Н.C. Голицына добивалась, чтобы село получило

статус местечка, т.е. торгово-промышленного

поселка. На речке Тростянке работали водяные

маслобойня и мельница. Н.С. Голицына также

имела завод испанских овец. В селе работал ее

трактир-шинок. В память о своем рано умершем

племяннике княгиня устроила при Троицкой

церкви богадельню в честь преподобного Сергия.

Н.С. Голицына скончалась от воспаления легких в

1890 году и была похоронена в семейном склепе

Голицыных под церковью в селе Зубриловка Са-

ратовской губернии. В день её кончины ей было

присвоено звание кавалерственной дамы ордена

Св. Екатерины меньшого креста, как самой старшей

из княгинь Голицыных. Последним владельцем

Гринёва был генерал-лейтенант князь Б.Ф. Голицын,

имевший 4500 десятин земли, умерший в 1898 году…

В.С. Бобылев

Гринёво. Церковь Троицы

Село Разрытое… Здесь всё пропитано историей. История этого места — это история веры и неверия, мечты и реальности, легенд и документов. Вокруг неё выстраивается потрясающая картина человеческих верности и предательства, заблуждений и поисков истины, лукавых страхов и исповедничества. Человек, стремящийся видеть чуть дальше «видимого очами», не может равнодушно пройти мимо святынь Разрытого. Хотя дорога, отделяющая село от внешнего мира, может считаться туристическим маршрутом для … любителей экстрима. После Старой Романовки асфальт заканчивается и начинается полоса препятствий. Но любителей старины это не останавливает. Чем же так притягивает Разрытое, основанное задолго до нашествия татаро-монголов на Киевскую Русь? Свято-Троицкий Покровский монастырь в имении княгини Голицыной Лучше всего историю любого места молчаливо рассказывают сохранившиеся достопримечательности. Всё, что дошло до наших дней, — это расположенные в двух километрах от селения курганы и руины (увы!) трёхпрестольного (в честь Святой Троицы, Покрова и Михаила Архангела) каменного храма во имя архангела Михаила, построенного в центре села на месте одноименной деревянной церкви в 1834 году. Даже разрушенный он не утратил своей красоты и величия и производит неизгладимое впечатление на всех, кто посещает Разрытое. В селе было имение графа Василия Гудовича. В 1781 году здесь имелось 28 дворов и 35 хат. Имение располагалось на возвышенной местности, было окружено вековым сосновым бором. На севере — обширное озеро, на западе — фруктовый сад, с южной стороны — парк с искусственно выращенными деревьями разных пород, со множеством живописных аллей и дорожек. Но не только и не столько этим интересно и известно Разрытое. Дворянских имений в России было немало, но далеко не в каждом был монастырь. В Разрытом — был. Имение по наследству досталось дочери графа княгине Александре Васильевне, вдове вице-адмирала, директора инспекторского департамента Морского министерства М. П. Голицына. Она-то и основала, уже будучи вдовой, в июле 1900 года женскую общину — Свято-Троицкую Покровскую — по образу уже существовавших к тому времени Александровской (Санкт-Петербург) и Марфо-Мариинской (Москва) женских общин, созданных особами, принадлежавшими к царской семье. Такие общины являлись своеобразными женскими монастырями в миру, там не требовали пострига в инокини. Так называемое белое монашество. Женщины в возрасте от 21 до 40 лет давали обет безупречного поведения, аскетического образа жизни и отречения от мирских соблазнов. Их жизнь и труд определялись уставом, подобно монастырскому. Устав утверждал Святейший Синод. На благое дело княгиня А. В. Голицына пожертвовала 50 тысяч рублей, из которых 35 тысяч выделялись на строительные нужды, 15 тысяч — на содержание общины и священника. Не пожалела и 1000 десятин земли своего имения. В 1904 году по решению Синода Разрытовская община стала женским монастырём. К 1907 году здесь насчитывалось до 80 инокинь, существовала школа-приют для девочек-сирот, богадельня, куда помещались не только постаревшие и больные монахини, но и беспризорные немощные старушки. Обитель процветала, если так можно выразиться о духовном месте, — вплоть до октябрькой революции 1917 года. «От жизни той, что бушевала здесь…» В декабре 1917 года по решению Мглинского уездного исполкома монастырское имущество переписали и объявили народным достоянием и, как тогда было принято, просто разграбили. Земельные угодья обители — 1012 десятин 1500 сажень — были переданы Разрытовской сельхозшколе. Лишь в апреле 1918 года по просьбе игуменьи власть имущие наделили-таки монашек землёй — по 8 десятин на сестру, тут тебе и пашня и сенокос. С ноября 1917 по июнь 1918 года для нужд Красной Армии было конфисковано 7 лошадей, крытый фаэтон, бричка, 4 быка, 15 коров, 4 свиньи, 4 овцы и 200 пудов сена. Кроме этого Мглинский уисполком потребовал выдачи 20 тысяч рублей из неприкосновенного монастырского капитала. Активное участие в разграблении монастыря приняли и местные крестьяне: утащили оттуда 120 пудов сена, три овцы, 12 колод пчёл. Постепенно и монастырские здания отходили «на нужды советской власти». В апреле 1918 года сюда, в Разрытое, перевели детский приют, устроили здесь фельдшерский пункт — всё за счёт построек обители. Весной 1919 года новая беда — эпидемия сыпного тифа, унесшая немало жителей Разрытого и насельниц монастыря. События нарастали, как снежный ком. 24 июня 1921 года президиум Мглинского уисполкома Гомельской губернии принял постановление о ликвидации монастыря в Разрытом. Председатель исполкома Андросенко считал, что обитель «является контрреволюционным гнездом на четыре уезда Гомельской губернии, во главе которого стоят игуменья Ващенко и священник монастыря Красногоркий…». Обычная для того кровавого и безбожного времени формулировка. Всё имущество обители было конфисковано и частично использовано для оборудования партклуба. Возмущённые произволом местных властей, члены Унечского церковного совета Никольской церкви обратились с жалобой к председателю ВЦИК М. И. Калинину и в Гомельский губисполком. Калинин распорядился предоставить жильё 160 «выселенным» разрытовским монашкам. Но пока суд да дело, монахини разбрелись по миру. Так угасла жизнь Свято-Троицкого Покровского женского монастыря в селе Разрытом. Село без храма, могилы без крестов… Что может быть печальней? Нам, живущим в годы возрождения православия, уже трудно представить весь безысходный ужас атеистического бытия тех лет