СтраницаБЕЛОУСОВ ГЕННАДИЙ

БЕЛОУСОВ ГЕННАДИЙ

Брасовский поэт Геннадий Белоусов - автор двух книг стихотворений:
"Под звездами площанскими", "Над живым родником наклонюсь".
Стихи публиковались в областной периодике.

ТРИУМФ И КРАХ

Мгновенья перед штурмовым броском,
Смерч огневой зажёг зарю рассвета.
Сейчас над искалеченным леском
Прочертит след зелёная ракета.

И пробил этот долгожданный час -
Во весь свой рост мы встали, непреклонны!
Вперёд, друзья! Ничто не сдержит нас:
Падут форты, и рухнут бастионы!

Взломав укрепрайон на глубину
И подавив узлы сопротивленья,
Предчувствуя победную весну,
Мы ринулись в большое наступленье!

Дрожит земля от поступи полков,
В январском небе - только наши "Илы".
Под слитный грохот пушечных стволов
Идём на Запад мощью нашей силы.

Святой порыв огнём горит в груди,
В сердцах ни капли робости иль страха:
Для нас - триумф победный впереди;
Врагу - позор и неизбежность краха.

ГДЕ ПЕСНИ ДАВНИЕ?

Взыграл неистово
В лесу оркестр.
Пошёл под выстрелы
Наш полк за Днестр.
По-над понтонами,
Качая мост,
Пошли колоннами

Во весь свой рост!
Шли парни русые
Кончать с войной -
Совсем безусые
И - с сединой.
С солдатской выправкой
Идут отцы.
Шагают с выкладкой
Сыны - бойцы.

Дрожит под тоннами
Плавучий мост.
Над батальонами
Дождь вперехлёст.
По-над понтонами
Замолк смешок,
Звенит патронами
Мой вещмешок.

Пусть удирающий
Страшится враг:
Наш меч карающий -
У нас в руках!
Добьём гранатами,
Штык пустим в ход...
"Катюши" с танками, -
Вперёд! Вперёд!

...Давно "Прощание"
Сыграл оркестр.
Где песни давние,
Где речка Днестр?
Куда мой песенный
Ушёл народ,
В боях обстрелянный
Мой третий взвод?

У ОКНА

Может, станет душа
И моя - мотыльком,
В свой потерянный дом
Залечу с ветерком.

У окна, на стекле,
Не лови ты меня.
Не казни! Не казни:
Это - я! Это - я!

Но, кого-то в квартире
Сердито браня,
Ты захочешь поймать,
Словно муху, меня.

Не лови! Не лови!
Крыльев нежных не мни!
Дай пожить мотыльку
В его краткие дни!

На свободу скорей
Отпусти ты меня.
Догадайся сама:
Это я, это я!

СИНЯЯ ПТИЦА

Путь преграждала нам травушка злючая,
Слева и справа касаясь плеча.
Что ж ты нас жалишь, крапивушка жгучая,
Разве не видишь: любовь горяча!

Мне поклялась быть богинею вечною:
Сделай лишь так, как сама захочу.
Рядом пройду я тропой бесконечною,
Птицею станешь - с тобой полечу!

Вьётся вдоль берега тропочка узкая,
Ты пронеси на руках через брод...
Воды весной разольются нерусские,
Нашу тропинку никто не найдёт.

Ты хохотала-смеялась, счастливая,
Вдаль убегая, дразня и маня.
Вновь возвращалась, богиня игривая,
Жгучим букетом стегала меня!

Так и осталась с душой неразгаданной,
Вечной загадкою знойного дня -
Былью и сказкой, легендой украденной,
Синею птицей, унесшей меня.

КУСТ СИРЕНИ

Как и прежде, лёгкий на помине,
Друг к крылечку подкатил в машине:
- Двинем, брат, по пыльному просёлку,
Прокачу к знакомому посёлку.

Там сады с анисом да шафраном
Заросли полынью и бурьяном,
И бульдозер, не жалея силы,
Сокрушает древние могилы.

Навсегда посёлок тот покинут,
А кусты сиреневые гинут.
Ну, поедем, не томись от лени -
Привезём по кустику сирени!

Мчимся, деревушки объезжая;
Не узнать мне брасовского края:
Вроде те ж холмы, луга и речки,
Только... где ж на выпасе овечки?

Ни прохожих на пути, ни встречных
Вдоль столбов дорожных, бесконечных.
Нет примет знакомых и в помине,
Оттого мне тягостно в кабине.

Не зовёт меня мой друг к знакомым,
Верным сельским чувствам и законам.
Да и кто теперь гостей приветит -
Хлебом-солью, полной чаркой встретит?

Хоть бы в тот сиреневый посёлок
Поскорей привел меня просёлок,
Где ключей нет, и не стало речки,
И давно перевелись овечки.

...У крыльца, сойду лишь на ступени,
Вижу куст разросшейся сирени -
В свой наряд одета белоснежный,
Только горек, горек запах нежный...

Ветер, ветер! Буйный, ошалелый!
Раскачай мой куст сирени белой,
Пролети, как птица, над просёлком,
Лепестки развей над тем посёлком!