Страницааверин

Владимир Иванович Аве­рин Брянск

Коллективный портрет театра юного зрителя невозможно представить без одного из первых актёров, который тридцать два года назад пришёл в труппу с самого зарождения ТЮЗа - это народного артиста России Владимира Ивановича Аве­рина. И он один из тех, кто успешно готовит молодую твор­ческую смену, наверное, не только для брянских театров.

Владимир Иванович преподаёт в Брянском колледже куль­туры и искусств актёрское мастерство. Ему всегда интересно с молодёжью и передаёт ей не только свои знания, но и сам учится у неё. Владимир Иванович особенно обожает тех сту­дентов, которые без натаскивания познают секреты актёр­ского мастерства.

Два года назад они успешно закончили полный курс актёр­ского мастерства - это Евгений Кадыков, Михаил Брыльков, Анастасия Крестенкова, Анна Литвиничева, Юлия Рыбакова. Их курсовой спектакль «Лю­бовное безумие», поставленный в июле 2012 года Владимиром Ивановичем Авериным, вошёл в репертуар театра юного зрителя.

Для самого народного артиста это не только передача молодёжи актёрского опыта, но и новый взгляд на самого себя глазами молодых. За последние лет пятнадцать у него было множество студентов, причём не в одном учебном заведении. В основном он препо­даёт актёрское мастерство. Ему всегда интересно заниматься с молодёжью, для него она очень разная. Передавая студентам свои знания, он и сам учится как бы заново вместе с ними. И уважает тех студентов, которые стремятся знать о профессии актёра больше того, что получают от своего наставника

Почти вся профессиональная
жизнь народного артиста РФ Владимира Ивановича
Аверина – это целая история Брянского ТЮЗа. С той самой минуты, когда
первый директор театра
А.З. Эстрин пригласил молодого
артиста в новорожденный
театр, и по сегодняшний
день. Возраст ТЮЗа, который вступил в 39-й сезон,
можно измерять стажем работы в нем Владимира Аверина. Лауреат фестиваля
«Славянские театральные
встречи» и премии СТД «Успех» и других престижных наград удостоен самых высших
актерских званий. Но продолжает не только учить, но и учиться.
Хозяин в «Очень простой
истории» М. Ладо, любящий отец Маргаритов в «Поздней любви» по пьесе
Островского, Грустный клоун Жорж в «Каштанке» по Чехову, Сальери в «Маленьких
трагедиях», помещик
Золотилов в спектакле «Барская любовь» по Писемскому
– это лишь несколько
ролей, в которых можно сегодня увидеть Владимира
Аверина на сцене ТЮЗа. А еще целый калейдоскоп
сказочных персонажей
в детских спектаклях. И не актерские роли по жизни – педагог, радио- и телеведущий,
организатор гастролей, ассистент режиссера, отец и дедушка, наконец.
Диалог в «Актерской галерее
» начался с самых родных,
близких и дорогих.
«Удивительная сказка,
в которой появился я»
– Когда маме уже было 40, цыганка нагадала ей, что она замуж выйдет. Только сначала умрет, а потом уже выйдет замуж и родит ребенка.
Она не поверила. Но так все и вышло.
Мама долго не была замужем
из-за войны. Она родом из Рыбинска, работала
на авиационном заводе,
который эвакуировали в Уфу в 41-м. Папа родом из Санкт-Петербурга, из многодетной семьи, которая
ютилась в подвале дома
№ 28 на Невском. Он воевал,
прошел всю войну. После
войны тоже долго не женился,
пока не случилась их встреча, похожая на сказку.
В 1956 году летом мама с сестрой и всей родней пошла
на речку. Она хорошо плавала, но река Белая – широкая, судоходная. На середине реки мама начала тонуть.
Мужики на берегу видят: баба тонет! Один поплыл спасать. Вытащил ее за волосы.
Мужика звали Иван Сергеевич Аверин. «Скорая
» увезла маму в больницу.
На следующий день он пришел к ней в палату с яблоками проведать. Через год родился я.
Мама росточком не вышла,
была маленькая. Головой
упиралась мне подмышку,
когда мы с ней по просьбе моего сына, ее внука,
выходили под музыку и показывали цирк. Сын был от нас в восторге.
Маму мою всю жизнь преследовал страх.
Рот закрой!
– Так говорила осторожная
мама в ответ на мои расспросы
о дедушке – ее отце. Меня это волновало, будоражило.
Она очень боялась, что это повредит моей жизни
и карьере. И понятно почему.
Он был репрессирован в 37-м как враг народа. Работал
на Рыбинском авиационном
заводе начальником службы, которая отвечала за поставку продовольствия на этот завод. Фамилия его была Маген... Мама боялась не только этой своей девичьей
фамилии. Она боялась всего. В позапрошлом году я поехал в Ярославль, где в архиве КГБ-ФСБ по запросу
мне выдали на полчаса дело деда. На второй странице
у меня потекли слезы. Дальше я читал и ревел. 62 листа. Как его арестовали, по какой статье. Как его допрашивали
– каждые четыре
часа четверо суток. Фамилии
тех, кто его избивал, кто допрашивал. Красным карандашом на предпоследней
странице – расстрелять! И фамилия того, кто привел
приговор в исполнение. За мной присматривал сотрудник,
чтобы я ничего не переписывал, и бабушка лет 80, сотрудница архива, которая
мне выносила дело, засекреченное еще на 10 лет... Я тогда узнал, что дед мой по маме был родом из Прибалтики.
Анекдоты с картинками
– Вообще, родители у меня были замечательные! Мама спокойная, рассудительная,
всю жизнь проработала
секретарем-машинисткой
у главного инженера авиационного завода. А отец – натура артистическая,
хорошо пел-танцевал, работал несколько
лет в театре в Уфе. Последняя его роль – Яшка-
артиллерист из «Свадьбы
в Малиновке». Он был балагуром. После сабантуев
обычно всей компанией приезжали из театра к нам домой. Застолье – далеко за полночь с выпивкой-закуской
и анекдотами с «картинками
». Их не просто рассказывали, а показывали
в лицах. Меня в этот момент,
конечно, выпроваживали
из комнаты, чтобы я не подслушивал и не подглядывал.
Про картинки я потом уже от мамы узнал.
Больная тема – режиссеры
Отвечая на вопрос, нашла
ли больная тема про репрессированного деда отражение на сцене его театра,
Владимир Аверин, напомнил
про замечательный спектакль «Завтра была вой-
на», который в 1980-е поставил
на сцене ТЮЗа Борис
Ильич Цейтлин. Этот спектакль поднимал разные
пласты того времени:
1937-й, 1939-й, 1940-й, 1941-й... Удивительно, что после рассказанной со сцены
горькой истории о том, как травят дочь репрессированного
отца, после спектакля
о голом короле и других знаковых работ сам режиссер
Цейтлин подвергся в то время уничтожающей критике
брянского областного руководства и партийной печати. За него вступился
народный артист СССР Михаил Ульянов, возглавлявший
тогда ВТО-СТД. Владимир Аверин был, по его словам, среди тех, кто поддержал режиссера. И до сих пор жалеет об уходе мастера,
получившего не одну маску.
На вопрос студентов БГУ о деле Серебренникова Аверин
не стал давать категоричный
ответ: «Мы многих фактов не знаем до сих пор. Но, по большому счету, режиссер
денег не берет, он творец, так же как артист. Он имеет дело не с деньгами,
а с предметами – костюмами,
декорациями...
Отчего умирают спектакли?
– В основном их снимает
администрация, убирают
те, которые плохо продаются.
Но бывают и другие причины. Иначе как прихотью
приходящего режиссера
не назовешь. Например, спектакль «Он, она, окно, покойник» (искрометная комедия положений) был принят публикой «на ура» и мы с удовольствием его играли. Когда в театр пришел
режиссер Мамедов, мы узнали, что он собирается его снять из репертуара, как многие спектакли других
режиссеров. Я пришел к нему и стал уговаривать: «Пожалуйста, не делайте этого!» Он пообещал. Была суббота. Мы всей труппой уже праздновали победу: за 2–3 репетиции восстановим любимый спектакль. А в понедельник
срочно, когда у театра был выходной, он вызвал рабочих разбирать декорации. Во вторник мы пришли в театр и увидели, как их жгут во дворе. Все были в шоке. Артистам, пытавшимся
на репетиции понять,
что и как играть, он отвечал: «Без вопросов. Работайте
». Как только мы стали задавать вопросы, были вычеркнуты на пять лет из этого театра. Наше трио АБВ – Аверин, Башкатова,
Виницкая – оказались
за бортом, было очень стыдно в эти годы за театр и за коллег, которым пришлось
с ним работать.
В театре случается все. Бывает, наоборот, рождение – в муках. «Очень простая история» – до сих пор один из моих любимых спектаклей,
и не только моих. Его поставил совершенно неординарный
режиссер из Рязани
Андрей Пронин. Мы много спорили с ним, даже ругались! Однажды я вообще
табуреткой в него запустил!
А потом все встало на свои места, и теперь у всей труппы к нему самое нежное
и трепетное отношение.
Как важно быть голодным
– Я учился на третьем курсе Свердловского театрального
училища. Стипендия
как у отличника
была повышенная – 32 рубля. Поэтому я подрабатывал
в реанимации на «скорой помощи» санитаром.
Платили аж 70 рублей. Больше, чем у мамы пенсия была. Потаскаешь на носилках
пострадавших в ДТП, есть хочется! В 2 часа ночи я заехал на железнодорожный вокзал, он был недалеко от общежития. Пошел к столику,
не помню, что себе взял. Очень жадно ел, торопился,
«скорая» ждала. Вижу – напротив стоит мужчина и пристально на меня смотрит. Дальше такой диалог:
– Небось, артист будущий?
– Ага, с чего вы взяли?
– Ну, просто видно. Вы так уплетаете!
– А вы, небось, режиссер, который сейчас будет меня приглашать в театр?
– Нет. Я директор будущего
театра.
– Интересно – какого?
– В Брянске открываю ТЮЗ. Меня зовут Афанасий
Захарович Эстрин.
И пишет на бумажной салфетке свой телефон. А у меня и телефона-то нет.
Мы разошлись. Через две недели я набрался наглости и позвонил в театр. Эстрин был в командировке. Ответил
его зам. Я спросил: «Я из Свердловска. А как бы показаться?
» Он говорит: «Это вы Аверин? Вам не надо показываться.
Мы вам высылаем
приглашение». У меня было приглашение в Волгоград,
Ижевск, Запорожье, но тут мне пообещали не общежитие,
не гостиницу, а квартиру.
И я выбрал Брянск. И до сих пор не жалею. У нас прекрасная актерская труппа
сложилась. Об этом многие
приезжающие критики и театроведы говорят.
О роли-мечте
– Роли как дети. Любишь всех. Даже если инвалид, ты все равно его любишь. Так и роли. Обожаю играть для детей. Ох, как трудно завладеть их вниманием! Особенно сегодня, когда они такие продвинутые и с мобильными телефонами.
Есть спектакли, в которых
я не наигрался: «Остров нашей любви и надежды» в постановке Леонида Кулагина.
В свое время мы не наигрались спектаклем «Ромео и Джульетта», где я играл Меркуцио. А Тибальта
играл знаменитый теперь режиссер Евгений Марчелли.
Есть роль-мечта. Я очень хотел сыграть Хлестакова, только теперь что мечтать: паровоз ушел. Но недавно увидел по каналу «Культура
» сюжет: в Париже произвел
фурор Александр Калягин
в роли Хлестакова в театре Эt Cetera и подумал: а вдруг! может, еще не все потеряно.
Еще была мечта сыграть хоть что-нибудь в «Мертвых душах». И тут – счастливый случай! Михаил Вартанович Скандаров предложил их в этом сезоне нашему театру. Я люблю с ним работать, был занят в ключевых ролях
во всех его спектаклях: «Поздняя любовь», «Коварство
и любовь», «Васса Железнова
», «Золотые люди» по пьесе «Волки и овцы», «Барская любовь». И вот – «Мертвые души», которые мы будем играть втроем. Алексей Чубаков – Чичиков, а у нас с Оксаной Башкатовой
– остальные персонажи.
У нее – девять ролей. У меня – одиннадцать: Коробочка,
Манилов, городничий,
Марфа... Нам помогут маски, мобильные костюмы. Я в этом спектакле помогаю Скандарову как ассистент режиссера. Премьера уже на подходе – в декабре.
Студия
– Сегодня в нашем ТЮЗе около половины труппы – мои бывшие ученики. Педагогикой
меня увлек Борис Янович Вишневский, который
предложил поработать с ним в культпросветучилище.
Несколько лет я там вел занятия по актерскому мастерству и другим дисциплинам.
Потом набрали
специальный актерский курс. Кроме того, преподавал
актерское мастерство и речь в индустриально-педагогическом
техникуме.
Давно хотел создать свою студию при театре. В прошлом
году мы с Оксаной Башкатовой такую студию создали с благословения директора.
Набрали две возрастные
группы – с 9 до 12 и с 13 до 15 лет по 12 человек,
а в этом году – уже две группы по 18 человек. Было много желающих и пришлось выбирать. Конкурс
был около 4 человек на место. Замечательные ребята!
Часть из них уже участвует
в наших проектах. В работе с детьми помогает и огромный актерский опыт, и уроки мастеров в Свердловском
театральном училище
и в столичном ГИТИСе, куда я поступил после двух лет работы в театре. Я учился
на курсе у Элины Авраамовны
Быстрицкой, художником-
постановщиком у нас был известный режиссер
Александр Васильевич Бурдонский, внук Сталина, а педагогом был Борис Владимирович
Клюев, ведущий актер Малого театра.
«Беседка откровений»
– В 1993 году, когда только
открылась первая частная
радиостанция «НК-Парк», которая стала через год «Европой плюс», я вел там передачу «Театральная вешалка», приглашал артистов,
рассказывал обо всех трех наших театрах. Потом работал на «Радио-шансон». Когда мне предложили сделать
свою телепередачу на новом «60-м канале», я придумал «Беседку откровений
». Начали с актерской и режиссерской братии, а потом перешли на другой уровень и стали приглашать политиков, чиновников, известных
гостей, включая Жириновского. Программа
шла по субботам. Были острые моменты, мы затрагивали
вещи, о которых нельзя было говорить. Мне как-то даже нанимали недели
на две охрану. Были героями «Беседки» многие звезды: Кобзон, Карцев, певцы Глызин и Глюкоза...
Козьма Прутков в Совете Федераций
– Не приросла ли ко мне маска Козьмы Пруткова? Иногда кажется, да.
Вначале были эпизоды. Потом сняли целую передачу
на телевидении. Придумали
грим, парик, костюм, бант, щеки.
В позапрошлом году была большая выставка «Брянская область в Совете
Федераций»: картофель, хрусталь, мясо «Мираторга
»... А помочь поддержать брянскую культуру должен был наш Козьма Прутков. Я вынырнул из-за елки навстречу
делегации во главе с Валентиной Ивановной Матвиенко, произнес спич, как хорошо было бы поддержать
Красный Рог, про юбилей Алексея Константиновича
Толстого добавил и подарил ей деревянный кубик
с известными афоризмами
Пруткова: «Бди! Зри в корень! Говори мало, но хорошо!» Она была под впечатлением,
подошла Козьму поблагодарить: «Удивительно!
Вы меня порадовали» и протянула руку. Мой Прутков
галантно поцеловал даме ручку и так растрогал этим! Теперь у меня в гримерке
висит благодарность от самой Валентины Ивановны.
А нынешней весной наш Козьма Прутков побывал
уже в Госдуме.
Дед Мороз и просто
дедушка
Есть еще одна выигрышная
роль, которая прирастает
к нашим актерам на время новогодних каникул, – Дед Мороз, который давал и дает заработать. Но Аверин
в последнее время не «морозит».
– Последние три года я провожу Новый год дома с моими внуками. Как все нормальные люди. И это такое счастье! Впервые за 30 лет. Каждый Новый год была эта сумасшедшая гонка:
рестораны, ночные клубы,
корпоративы... Сколько можно! Тем более с моими внуками мне с каждым годом
все интереснее!
«Лапша на уши»
На встрече в «Актерской галерее» Аверин читал басни
Михалкова и других авторов, стихи Бодлера. Конечно, вспомнили о веселых
капустниках, которыми
славится ТЮЗ.
Таким капустным номером
и завершился наш вечер в Малом зале ТЮЗа. Владимир
Аверин под смех публики
показал его вместе со своей постоянной партнершей
Оксаной Башкатовой. Когда режиссер и актриса, пришедшая к нему на пробы,
обрушивают друг на друга
потоки фэйков, украшая друг друга продуктом «Доширак
». Этот ироничный номер называется «Лапша на уши». Хотя, будем надеяться,
что в нашем разговоре с народным артистом России
обошлось без лапши.
Татьяна РИВКИНД,
ведущая
«Актерской галереи».
Фото
Марины СВИРИДОВОЙ.