Страница17

17 СЕНТЯБРЯ 1943 года. Брянск.

Почти два года, 708 черных дней и ночей, Брянск находился в окку­пации. Это были страш­ные дни. В городе было замучено и расстреляно 15 тысяч мирных жителей, в том числе более 1200 человек у рощи Лесные Сараи. А всего на Брянщине от рук гитлеровцев и их приспешников по­гибло, по неполным дан­ным, более 76 тысяч мир­ных жителей, свыше 150 тысяч угнаны в Германию. Есть у нас села, повто­рившие печальную судь­бу Хатыни. Это Матреновка, Хацунь, полностью уничтожены Салтановка и Бересток, расстреляны 60 воспитанников Трубчевского детского дома.

Избавление от нена­вистного врага пришло в сентябре 1943 года. Бу­дут сменяться поколения, но никогда они не забудут доблестных воинов Брян­ского фронта под командо­ванием генерала Маркиана Михайловича Попова, ко­мандующего 50-й армией генерала Ивана Василье­вича Болдина, командую­щего 11-й армией генерала Ивана Ивановича Федюнинского, командующего 3-й армией Александра Ва­сильевича Горбатова, осво­бождавших Брянск и наш край.

Противник, придавая исключительное значение удержанию Брянска, за­благовременно пригото­вился к обороне города, создал укрепленный ру­беж «Хаген», состоявший из трех полос глубиной 40-50 километров. Серьез­ные препятствия представ­ляли блокгаузы, построен­ные на перекрестках дорог: прямоугольные площадки, огороженные двойным де­ревянным забором из бре­вен. В углах блокгаузов имелись трехамбразурные дзоты. Подступы к ним минировались.

Командующий Брян­ским фронтом М.М. По­пов искал оптимальный вариант наступления. Та­ких вариантов было не­сколько. Один из них за­ключался в том, чтобы сосредоточить усилия на правом фланге фронта, где располагалась 50-я армия И. В. Болдина. Но во время перегруппировки армий фашистское командова­ние распознало направле­ние этого удара и усилило оборону в этом районе. За­тем было принято решение нанести фланговый удар со стороны Кирова, для этого нужно было пере­группировать 50-ю и 3-ю армии и ввести в состав фронта 10-ю армию, пере­подчинив ее с Западного фронта Брянскому. Под­нятая движением пыль на дорогах к рассвету еще не успела осесть, и противник имел возможность разга­дать и этот план. Он тут же уплотнил боевые порядки своих частей в направле­нии ожидаемого удара.

И тогда И. И. Федюнинский, используя опыт Халхин-Гола, решил при­менить тактику дезинфор­мации противника. С этой целью решено было ис­пользовать громкоговоря­щую установку. 29 августа она в течение четырех ча­сов имитировала строи­тельство дороги для тан­ков. Густой болотный лес наполнился различными звуками, слышались удары топоров, жужжание пил, урчание тракторов, грохот сбрасываемых на землю бревен. Противник забес­покоился: над лесом взле­тели осветительные раке­ты, появился фашистский самолет-разведчик. Гитле­ровцы открыли по «райо­ну строительства» артил­лерийский огонь.

Имитация получилась настолько успешной, что не только гитлеровцы, но и офицеры соседней диви­зии подумали, что строит­ся для наступления новая дорога. А один командир даже прислал солдата с за­пиской, что строить настил нет необходимости, так как поблизости имеются объезды. На следующую ночь имитировали подход танков. Разведка донесла, что немцы срочно пере­бросили сюда несколько пехотных частей.

А Брянский фронт сроч­но сосредоточивал силы на правом фланге фрон­та, совсем в другом месте. На рассвете 10 сентября сорок третьего началось наступление. 12 сентября бойцы 323-й дивизии под командованием полков­ника С.Ф. Украинца ос­вободили поселок Белые Берега. И войска 11-й ар­мии по лесным проселкам, преодолевая болота, вдоль реки Снежети и шоссе Карачев — Брянск устреми­лись к предместью города.

Рано утром 17 сентя­бря 323-я дивизия, пройдя с боями за один день 30 ки­лометров, первой ворвалась на брянские улицы. Ком­див С. Ф. Украинец потом стал почетным граждани­ном Брянска. За участие в Брянской операции он награжден орденом Суво­рова 2-й степени. Его ди­визия позднее участвовала в освобождении Варшавы и штурмовала Берлин.

Из всех четырех райо­нов Брянска Фокинский пострадал больше дру­гих. Он уничтожен пол­ностью. Советские воины были потрясены увиден­ным: на коротком пути от мясокомбината до поймы Десны не уцелело ни од­ного дома, остались только коробки железнодорожно­го техникума и больницы. Железнодорожный узел превращен в яму с подня­тыми вверх рельсами. Не­далеко от мясокомбината после освобождения райо­на было обнаружено 14 ям, в них 7,5 тысячи зверски убитых мирных жителей.

Теперь предстояло осво­бодить центральный район города, но сделать это было не так-то просто. Со слов пленных немецких сол­дат, гитлеровцы из горо­да уходить не собирались. Приказы немецкого ко­мандования гласили: «Дес­на — форпост германской армии. На Десне построен восточный вал». Действи­тельно, Брянск был на ред­кость удобен для обороны. Несмотря на то, что основ­ные огневые точки врага нашей разведкой были за­сечены, стало ясно, что ло­бовым ударом Брянск мож­но было взять лишь ценою огромных потерь. Поэто­му решили удар нанести со стороны Бежицы.

И все-таки особенно упорное сопротивление наши войска встретили именно в районе Бежицы и северной части Брянска. В боях за освобождение Бе­жицы геройство и муже­ство проявили бойцы 273-й стрелковой дивизии пол­ковника Валюгина. Гит­леровцы предпринимали отчаянные попытки удер­жаться. К ночи 16 сентября наши воины вышли к Бол­ее, сняли одежду, свернули ее и подняли вместе с ору­жием над головой. Реку пе­решли незаметно. К немец­кой линии обороны ползли по-пластунски, бесшумно, маскируясь в кустах и вы­сокой траве, а когда про­звучала команда: «В атаку! Вперед!» — бойцы набро­сили на проволочные за­граждения свои шинели.

Также стремитель­но действовали части 4-й стрелковой дивизии, пере­правившись на западный берег Болвы. С туманным рассветом 17 сентября на­чался штурм Бежицы. К 8 часам 30 минутам она была освобождена. Над зданием вокзала взвился красный флаг. Овладение Бежи- цей дало ряд преимуществ в боях за Брянск. Под угро­зой полного окружения гитлеровцы стали поспеш­но оставлять город и отхо­дить в западном направ­лении на Почеп. Все это облегчило задачу освобож­дения Советского и Воло­дарского районов. Воло­дарский район освободила 197-я дивизия полковника Абашева 11-й армии. Он был почти полностью раз­рушен и сожжен: из 2635 домов осталось 244, не со­хранилось ни единого про­мышленного предприятия, ни одного здания школы.

А Москва в этот вечер 12 артиллерийскими залпами из 124 орудий отметила ос­вобождение Брянска и Бе­жицы.

Алевтина ПАСТУХОВА, директор музея Брянского фронта школы № 60.